Русские начинают и… складывают оружие

Войны начинаются и заканчиваются, но в памяти народа они остаются и память эту нужно сохранять, оберегая последующие поколения и воспитывая их победителями на примерах предков. Проигрыш — не беда. Беда — сломление духа. А начиналось это… Об этом немного позже расскажет Михаил Шмаевич.

Коллеги! Старые армии прошедших эпох живы! Русские воины, не дающие позабыть героическое прошлое народа, поддерживающие военную традицию побед, последние десятилетия возродились и регулярно представали во всей красе своих мундиров перед восторженными зрителями, чувствовавшими свою неразрывную связь с прошлым. Мы — не появились только что! Мы — продолжение ушедших поколений, их забот и чаяний. И сейчас важно не забыть, что одной из задач групп реконструкторов исторических событий из РФ, первоначально нашедших поддержку государства и широкой общественности, именно и являлись сохранение памяти, и упрочнение дружбы, как между гражданами, так и с зарубежными коллегами, изучение истории, воспитание достойного будущего. Однако, русская армия, не складывавшая оружие перед противником, теперь будет вынуждена сложить оружие…

Руководитель Интернет-проекта FALERISTIKA.info Алексей Сидельников 

Фотографии — Андрей Лобанов

Вам должно быть известны многократные сложности, возникшие у Российских музеев, имеющих в коллекциях предметы и элементы вооружений, связанных с необходимостью демилитаризации (выхолощения) оружия из экспозиций и фондов. Но мы не станем останавливаться на том, как в последние годы были загублены предметы вооружений в музеях РФ, которые превратились в настоящий хлам, и сколько проблем возникло у музейных работников, обвинённых в грехе сохранения. La loi c’est la loi…

Совсем недавно, в связи с одним нашумевшим в реконтрукторском мире событием, мы взяли интервью у нашего друга, руководителя военно-исторического объединения «Дивизион Императорской Гвардии» и военно-исторического клуба «1-й полк карабинер Великой Армии» Михаила Шмаевича, которого вы все наверняка уже хорошо знаете по прошлым материалам (см. Интервью с реконструктором Михаилом Шмаевичем, ноябрь 2016).

Беседовал Михаил Тренихин

М.Т.: Миша, привет! Расскажи, пожалуйста, что за ситуация, которую бурно обсуждают в соцсетях реконтрукторы? Думаю, нашим коллегам-коллекционерам это будет интересно. Произошло какое-то ЧП?

М.Ш.: Привет! Итак, суть проблемы. История первая. Реконструктор XVII века, стрелец, гражданин Владимир Масюк весной 2017 года ехал ночью на машине, в которой лежала пищаль. И, что характерно, сотрудники ДПС его остановили и спросили что это? Он сказал, что это — реквизит для участия в фестивале. На что ему было сказано, что это — огнестрел, который придется изъять. К сожалению, у него не было справки от МВД о том, что это не огнестрельное оружие и от МинКульта о том, что она является копией. Масюк приехал к следователю и ему сказали, что грозит срок пять лет. Масюк в панике начал метаться с просьбой помочь. И помочь ему вызвалась юрист Альфия Темир-Булатова, занимающаяся вопросами оружия, реплик и т.д. Пока суть да дело, была проведена баллистическая экспертиза. Проведена с нарушениями. Почему? Если изъят образец, он должен пройти экспертизу в Минкульте, а потом, может быть испытан в том виде, в котором он есть. И у них для этого есть методика, которую они не имеют право нарушать. Они не имеют право дорабатывать изъятый образец. А у него не было с собой фитиля, у него не было пороха, пуль. Ничего с собой не было — только железка. В итоге они сами изготовили фитиль, а может и просто сигаретой подожгли — нет описания. Сами изготовили пулю, насыпали сколько-то порошка, никто не знает сколько… и стрельнули. И что характерно, эта игрушка стрельнула. А почему бы не стрельнуть запаянной трубе? И парню сказали, что ему грозит 222 статья. Они обратились к закону «Об оружии», где написано, что исторические реплики, копии, муляжи не подлежат обороту, не требуют лицензии на ношение, хранение и использование. Но ответ был: «У Вас нет документа о том, что это — копия». И они отправили это устройство на историко-культурную экспертизу. Надо отметить, что раньше это делалось в МинКульте, куда человек приносил свою игрушку и ему давали документ, что это изделие является копией, то тут случилось не так. Полиция обратилась не в МинКульт, а в некую «Независимую ассоциацию экспертов». Я не знаю, что это за контора. Они сделали экспертизу, где они подтвердили, что это не является копией.

М.Т.: А на основании чего они сделали такой вывод — неизвестно?

М.Ш.: Нет, они указали, что изделие конструктивно схоже с оружием, которое может быть дополнено декоративными элементами. А, и «сделано по чертежам». Не помню дословно. Эти эксперты считают, что т.к. чертежей нет — это не реплика, а «собирательный образ мушкета XVII века». Собирательный образ! Литераторы! Есть образец вооружения: замок, труба, ложе. Какой собирательный образ?! Есть модели вооружений, хранящиеся в музеях. И по этим музейным образцам собственно и делаются наши железки. Они решили, что т.к. у них нет чертежей и найти они их не могут — это не может быть копией. Какие чертежи, XVII век, алло! Какое же это экспертное заключение? Следователи обрадовались и потёрли руки, т.к если это изделие — не копия, значит оно должно быть сертифицировано. А раз оно не сертифицировано — значит 222 статья.

М.Т.: То есть, действительно грозит реальный срок?!

М.Ш. Да. Но это — первая часть истории, получившая огласку среди людей. В основном реконструкторов и сочувствующих. Но есть продолжение.

М.Т.: Что-то уже совсем недавнее, как я понимаю, судя по всплеску обсуждений?

М.Ш.: После Бородино-2017 два парня ехали домой. СО ВСЕМИ ДОКУМЕНТАМИ, заметьте. Со справкой из МинКульта и со справкой из ЭКЦ. И везли с собой две фузеи русских. Приняли их на вокзале и сказали почти дословно: «Справки у вас куплены, это у вас оружие, мы забираем его на экспертизу». Два момента: первый — ствол был зашпилен и в следствии должны были признать, что это не может быть оружием. Туда можно засыпать порох и он просто даст хлопок. А вот второй ствол не был зашпилен. И несмотря на то, что на него есть документы, подтверждающие, что это не оружие, а копия и не является культурной ценностью, к нему всё же прицепились. Но! В полиции считают, что такие штуки должны быть изготовлены производителем, у которого есть лицензия. А это просто железка, у которой может быть богатая 20-летняя история. В итоге эту копию отправили на экспертизу по установлению изготовителя. И в чём фишка? Если следствие изготовителя не найдёт у человека будет просто штраф. Это же не оружие — значит он не виноват. Но копию изымут по закону: штраф с конфискацией. В итоге у нас — минус один ствол у Русской пехоты.

М.Т.: Но и это ещё не всё?

М.Ш.: Совершенно верно. Ещё одна история. Гусь-Хрустальный. Вторая Мировая война. У них там холощёные железки. Такая же ситуация. Документы есть. На них также было сказано, что это — «липа, купленная за 1000 рублей». «Эксперты» как-то доработали стволы и заключили, что из них можно выстрелить! То есть потихоньку начинают докапываться до реконтрукторов. Вместо того, чтобы ловить преступников — проще поймать любителя истории и отчитаться о хорошей работе.

М.Т.: Это, что называется, «заработать палку»…

М.Ш.: Да! По всей России проходят военно-исторические мероприятия. На них должны быть звуко-шумовые эффекты. Все изделия, конструктивно схожи с оружием. А без этого не показать нашей истории. Невозможно бегать с трёхлинейкой на XVII век, на петровское время, или на наполеонику. В итоге у нас все мероприятия накрываются. Народ отказывается ехать, чтобы не получить проблем с законом. Никто не хочет тратить свою жизнь на то, чтобы отмазываться от тюрьмы, или лишаться своего имущества. Потому что каждый свою «палку» любит. Если Масюка посадят, или даже условный срок дадут — это будет прецедент, который сразу и напрочь бьёт все военно-исторические мероприятия на территории всей России.

М.Т.: А кто регулирует эти вопросы? Какая структура?

М.Ш.: Сейчас это Росгвардия. Ей подчиняется лицензионно-разрешительная система. А Росгвардия — организация молодая. Ей надо проявить себя, показать работу. И за счёт реконструкторов они «ставят себе палки». Они подчиняются напрямую гаранту. Видимо, если Владимир Владимирович им скажет не трогать — они отстанут. Но у Президента множество своих вопросов, не связанных с военно-историческими играми. Владимир Владимирович при этом показал своё отношение к военно-историческим мероприятиям созданием РВИО и своими словами: «Это дело хорошее, надо поддерживать». В итоге полиция, вместо того, чтобы помогать — ставит палки в колёса.

М.Т.: А вот ты не боишься ездить при таких условиях?

М.Ш.: Ну вот Тарутино, Малоярославец. 205 лет — юбилей. Все документы всегда с собой. Я не знаю, изымут ли мои железки. Проблема в том, что любой сотрудник полиции может визуально определить, является ли это оружием, или нет. В стволе есть шпильки. Но я могу их не ставить. Я имею право по закону их не ставить ровно по тому, что если это копия — это не нужно. Проблема в том, что при визуальном осмотре рядовой сотрудник полиции не имеет возможности определить является ли изделие копией, или нет. И если он подвергает сомнению заключение МинКульта, где написано, что это не оружие, а копия — он изымает железку на экспертизу.

М.Т.: И чем конкретно это грозит?

М.Ш.: А вот представь. Человек едет на мероприятие, или уже с мероприятия. И у него изымают его игрушку. Отправляют на экспертизу. Два месяца её исследуют. Через два месяца ему реплику вернут с извинениями. А в сезоне у нас май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь. Полгода. Съездили на одно мероприятие — май-июнь потеряны. Съездили на второе мероприятие — июль-август потеряны. И т.д.

М.Т.: И это если человек поедет второй и третий раз. А не психанёт из-за нервотрёпки.

М.Ш.: Я думаю и после первого раза и изъятия никто никуда не поедет, пока не будет чётких гарантий того, как я туда доеду с этой штукой, и оттуда спокойно вернусь с этой же штукой. Кому охота бегать по чиновникам и доказывать, что ты не осёл, даже если у тебя есть все документы. Если сотрудник полиции подвергает такие документы сомнению и говорит, что они куплены — это значит, что они ничего не стоят. И пока не будет такого документа, который будет говорить о том, что этот человек имеет право ходить с этой железкой и его не надо трогать… Ничего хорошего не будет.

М.Т.: Да, как-то печально и неопределённо…

М.Ш.: Никому из реконструкторов в голову не придёт стрелять из наших железок пулями. Никто не знает — выдержит ли ствол. Никто не делал отстрелов, чтобы это проверить. Из этой штуки никуда не попадёшь. Настоящий ствол сверлится сверлом. Наши «стволы» — водопроводные трубы. Нормальный ствол — цельный, не сварной. У нас — сварная водопроводная труба, у неё есть шов. У нас и от холостых выстрелов трубы раздувает. Порошок разный, качество разное.  А в последнее время нам начали выдавать пиротехнические смеси (порох с алюминием). Используют по 6-7 грамм. И после десяти холостых выстрелов можно опустить наши игрушки в воду и использовать в качестве кипятильника. Очень сильно греются.

 

М.Т.: Мы готовы информационно поддерживать обсуждение данного вопроса и любые мероприятия, конференции и события с этим вопросом связанные.

М.Ш.: У меня есть вопрос. В 18 лет в России молодого человека призывают в армию. И он попадает у нас куда? В учебку. Он проходит обучение, а дальше происходит что? Присяга. Что такое присяга в социальном смысле. Клятва верности Родине. Человек клянётся, что он будет защищать государство, народ и Отечество. Это только слова. Но государство полагает, что этот человек патриотичный и социально ответственный. И после этой клятвы что дают этому человеку в руки? Оружие. Пистолет, автомат, пулемёт, гранатомёт, танк, ракету, ядерную ракету. Любое оружие, которым он может убить кучу народу. И государство доверяет этому человеку оружие, потому что он дал клятву. Вопрос: если государство даёт восемнадцатилетнему юноше, давшему клятву, такое оружие, почему государство не доверяет взрослым состоявшимся людям, которые, как правило, служили в армии, которые занимаются патриотизмом и гораздо более социально ответственны, чем эти восемнадцатилетние парни, почему им государство не доверяет муляжи и реплики исторического оружия? А эти люди ведь уже носили настоящее оружие, разобрать и собрать автомат Калашникова могут с закрытыми глазами, разбуженные ночью. Получается, что восемнадцатилетний мальчик, пришедший в армию, является надёжным, а взрослые состоявшиеся люди, которые, как правило, служили и давали когда-то присягу, не имеют право носить муляжи. Они после того как дали присягу, и отслужили два года — всё? Могут не защищать Родину? Они свободны ото всех обязательств? Есть книжечка — военный билет. И он говорит о том, что ты военно обязанный и по призыву должен явится в военкомат и защищать свою Родину. И отсюда вопрос: что заставляет человека прийти в военкомат и защищать свою Родину? Социальная ответственность человека перед государством, людьми и своей семьёй. И эта же социальная ответственность не даёт человеку право убить кого-либо. И когда мы говорим о том, что человек, служащий в армии, имеет право носить автомат и никого не убивает, а люди, которые уже отслужили в армии и уже на гражданке не имеют право носить игрушки — Я считаю, что это абсурд!

М.Т: Мишель, согласен с тобой. Спасибо за интервью! Держи в курсе!

М.Ш.: Всегда пожалуйста! До встречи!

 

 

__________________

Обсудить интервью на форуме >>>