От … и до Швейка. Исследование 5

Коллеги! Новый материал-рассуждение о начале коллекционирования и о вечном Швейке. Не все изображения вошли в статью Но коллекционирование «швейков» становится популярным. А вот «старых» фигурок всё меньше! Хочу поблагодарить Чечако1 за работу и пожелать пополнения коллекции персонажей Ярослава Гашека!

уважением Главный редактор «SAMMLUNG / Коллекция»
Алексей Сидельников

Навеяно дискуссией по статье «Календаристика — старинная забава» и иными, посвящёнными началу коллекционирования.

Как правило, многие пришли к коллекционированию наград через собирательство марок и значков, это наиболее типичный путь.

Я не исключение. Но помимо упомянутых направлений я, в разные периоды своей жизни собирал:

— каски (в основном немецкие, которые в моем детстве и местах, где оно проходило летом, отнюдь не были редкостью); несколько экземпляров, чудом сохранившихся («Зольберг», немецкая М-42, советская СШ-36 «халхинголка»), занимают теперь место в одном из школьных музеев города, ибо супруга дала ясно понять, что хламу в доме не место;

— вилки советского артельного производства (осталось штук 10);

— настенные тарелки по городам и весям (осталось с полтора десятка, все со стен перекочевали в быт);

— советская фалеристика (награды, ж/д тематика, целинная тематика, «Гвардии» и военные отличники);

— фалеристика Австро-Венгрии и земельной Германии, с заходом в Бельгию, Францию, Болгарию, Румынию, Египет;

советские издания «Бравого солдата Швейка» с 1929 года (выделено редакцией);

— статуэтки (о них и поговорим).

Так что психика моя повреждена «плюшкинизмом» основательно. Из статуэток особую часть составляют статуэтки, изображающие людей в военной форме одежды. Они частью пришли из детства, частью остались от бабушки (Теркин и Иван Бровкин на целине), частью куплены по случаю.

Вот они:

chechaco1-statuetki-02

chechaco1-statuetki-15

chechaco1-statuetki-04

chechaco1-statuetki-03

chechaco1-statuetki-16

А со временем в нестройные ряды этих военнослужащих различных видов и родов войск затесался иностранец – бравый солдат 91-го императорского и королевского пехотного полка Австро-Венгрии Йозеф Швейк.

И если с фигурками данного литературного персонажа из глины, фарфора и керамики, ткани проблем особо не возникало

chechaco1-statuetki-05

chechaco1-statuetki-09

chechaco1-statuetki-10

chechaco1-statuetki-08

chechaco1-statuetki-13

chechaco1-statuetki-01

chechaco1-statuetki-12

То с изделиями из уральского чугуна (свердловское литье, Касли-Куса) они возникли.

В чем же дело?

А дело в том же вбитом раз и навсегда в мозг армии понятии, что солдат «чушком» быть не должен, тем более солдат бравый, имя которого еще во времена Австро-Венгрии не сходило с уст! )))

Изначально все эти фигурки имели чугунно-серый либо облезло-черный цвет, что никак не могло не сказаться на эстетичности восприятия.

chechaco1-statuetki-14

И пришлось открывать свой лакокрасочный «цейхгауз», в ходе «обмундирования» в котором сразу же возник вопрос о приборном цвете петлиц.

Все же известно, что бравый солдат Швейк служил в 91-м полку, цвет петлиц которого был попугайско-зеленым, казалось бы – в чем вопрос.

Да вот в чём.

Швейк был денщиком поручика Лукаша, служили они в Праге, в то время как 91-й полк был дислоцирован в Чешских Будейовицах. Но ладно, бывает. Но тут второе сомнение – собаку они крадут у своего полкового командира полковника фон Циллергута, после чего их переводят в Чешские Будейовицы, где их полковой командир полковник Шредер.

Следовательно, романный Лукаш служит в Праге не в подразделениях 91-го полка.
Тогда непонятно, как он может иметь денщика из солдат, приписанных к «попугайскому» 91-му пехотному полку. Несуразица.
Ибо по законам логики и спискам личного офицерского состава полков Австро-Венгрии видно, что два полковника в одном полку не живут и тем паче оба не могут одновременно быть командирами одного и того же полка.

Лукаш подавал прошение о переводе в 91-й полк в Чешские Будейовицы. То есть по тексту романа непонятно — хотел ли Лукаш попасть в 91-й полк или же он хотел попасть в основные подразделения своего полка, расквартированные в Чешских Будейовицах. То есть диллема — в новый (91-й полк) или в новое место в прежнем 91-м полку.

Едем далее и перемещаемся в купе второго класса скорого поезда Прага — Чешские Будейовицы ехало трое пассажиров: поручик Лукаш, напротив которого сидел пожилой, совершенно лысый господин, и, наконец, Швейк.

Там по ходу движения в Чешские Будейовицы между ними происходит следующий разговор:

— Как ваша фамилия, господин поручик?
— Лукаш.
— Какого полка?
— Я служил…
— Благодарю вас. Речь идет не о том, где вы служили. Я желаю знать, где вы служите теперь?
— В Девяносто первом пехотном полку, господин генерал-майор. Меня перевели…
— Вас перевели? И отлично сделали. Вам будет очень невредно вместе с Девяносто первым полком в ближайшее время увидеть театр военных действий.

То есть романный Лукаш ТЕПЕРЬ служит в 91-м полку!

Так как инспектирующий генерал едет в Чешские Будейовицы инспектировать :), то он не может не знать, что там находится 91-й пехотный полк.
К тому же, как уже неоднократно указывалось, принадлежность к тому или иному полку определялась по приборному цвету петлиц и фурнитуре.
Инспектирующий генерал в принципе по цвету петлиц и по золоту-серебру фурнитуры мог легко определить полк (как это без труда сделал читающий газету солдат-венгр при «наезде» на него поручика Дуба или офицер, отказавший Сагнеру в колбасе при следовании на фронт). А генерал в «погончиках-петличках» и прочих форменных отличках должен вско хорошо разбираться.
Иными словами, если Лукаш в попугайских петлицах и едет в Будейовицы, то он из 91-го полка. Если же Лукаш с петлицами иного цвета, то также нетрудно для инспектора определить75-й, 73-й или допустим 28-й полки, расквартированные в Праге.
Отсюда логично предположить, что Лукаш был в гражданке, что и вызвало вопрос о принадлежности к полку. А в гражданке он мог быть потому, что убыл из полка Циллергута, но ещё не прибыл в полк Шредера и не встал там на вещевое довольствие (официально не проведен приказом по прибытии в полк).
Хотя Швейк все одно был в форме, и генерал мог определить полк по нему.

И хотя иллюстрации Лады к Швейку ни в коем разе не прямой источник познания, на них бравый солдат Швейк во время конвоирования к фельдкурату Кацу, во время заговаривания зубов выгуливавшей пса служанке и во время будейовицкого анабазиса с красными петлицами, более подходящими под 73-й полк, с которым Швейк и Дауэрлинг отправлись на фронт в повести «Бравый солдат Швейк в плену», а никак не с попугайско-зелеными петлицами 91-го пехотного полка.

chechaco1-statuetki-19

А вот пирушка офицеров уже с зелеными петлицами 91 полка

chechaco1-statuetki-18

Своими сомнениями я поделился с писателем под псевдонимом Сергей Солоух, от него получил следующий ответ:

«из того, что пишет по этому поводу Ярда Шерак (http://www.svejkmuseum.cz/c15_ce.htm http://www.svejkmuseum.cz/b18_ce.htm)  следует, что романный Лукаш жил в Вршовицах и преподавал во Вршовицких казармах. Школа вольноопределяющихся, находившаяся в этих казармах относилась к 73 пехотному полку. Соответственно, Лукаш просил перевода в другой полк. Возможно потому, что 3 батальон 73 полка, находившийся в ту пору в Праге, на фронт не выезжал, неся службу по охране командования.
Все это хорошо объясняет те романные коллизии, о которых Вы говорите, и заодно красные петлицы, которые носил Швейк до появления в Будейовицах. Это цвета 73 полка.»

И новыми красками заиграла сцена допроса Швейка путимским вахмистром – сидит перед ним бездокументный раздолбай в форме 73 полка и втирает ему, что он из 91-го. Ясное дело – ШПИОН.

И ещё одна деталь мундира Швейка – красный уголок на рукаве, отличительный знак денщика.

Именно он позволил Швейку свободно целый день пить пиво на таборском вокзале, ибо благодаря уголку он был не солдат сам по себе, а солдат при офицере, патруль подошел к нему лишь к вечеру.

chechaco1-statuetki-17

chechaco1-statuetki-20

Ну и вот мои обмундированные Швейки, бывшие облезлые (см. начало темы)

chechaco1-statuetki-07

chechaco1-statuetki-06

Постамент Швейка облицевал медалями и жетонами с изображением императора Франца-Иосифа. Обычно постаменты императорам и маршалам украшают барельефами солдат, а тут пошел от обратного – постамент солдата украшает барельеф его императора.

Вот вроде и все.

 

Исследователь романа Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны», рассказов «Бравый солдат Швейк. Увлекательные приключения честного служаки» и повести «Бравый солдат Швейк в плену»

Чечако1

Мобилизационный балканский крест Австро-Венгрии. Исследование 1

Швейк и награды Австро-Венгрии. Исследование 2

Продолжение. Швейк и… Исследование 3

Швейк. Исследование 4

 

Награды в «Клошмерль»

Календаристика — старинная забава

__________________

Обсудить материал на форуме >>>