Восточная Пруссия и Кёнигсберг в наградах разведчиков. Часть 1

Очередное исследование нашего коллеги
под форумным псевдонимом «Хранитель архива»

 

Часть первая: зафронтовая работа разведчиков

Восточная Пруссия — это одна из самых трагичных, запутанных, запущенных и плохо открываемых страниц о советских разведчиках, диверсантах и партизанах всех «мастей». А «мастей» этих было как нигде много! Некоторые из них более никогда не встречались/не использовались!

Попробую кратко описать всю номенклатуру «мастей» тех, кто забрасывался в Восточную Пруссию:

  1. стратегическая разведка — по линии ГРУ НКО СССР;
  2. внешняя разведка — по линии 1-го ГУ НКВД/НКГБ СССР;
  3. оперативная/специальная/глубинная разведка, её вели:

3.1 РУ ГШ РРКА;

3.2 РО/РУ штабов 1 ПбФ, 1 БФ, 2 БФ, 3 БФ, КБФ;

3.3 4-е управление НКВД/НКГБ СССР и ОО ОН (он же ОМСБОН);

3.4 спецроты и аппарат агентурной разведки управлений войск НКВД по охране тыла 1 ПбФ, 2 БФ, 3 БФ;

3.5. зафронтовые органы ГУКР Смерш;

3.6. диверсионно-разведывательные формирования 9 отд.гв.бм МВО;

3.7. Украинский ШПД (штаб партизанского движения), Белорусский ШПД, Литовский ШПД.

Историки всех профилей, ведомств и стран, до сих пор не могут прийти к общему знаменателю даже по количествуву заброшенных групп всех перечисленных структур. С лета 1944 по весну 1945 по разным оценкам якобы было заброшено от 36 до 120 групп. Диапазон разброса впечатляет.  Краеведы Калининградской области убеждены, что групп было не менее 50. Музей разведчиков при одной местной школе говорит о 20 группах. Если же говорить об архивных и документальных источниках, то на 1 ноября 2009 года установлено упоминание 164 групп всех видов (в каком-то виде доступа есть хоть какая-то информация о 114 из них).

Но до сих пор не открыты данные по разведотделам: штаба Краснознамённого БалтФлота, Главного управления контрразведки «Смерш», штабов войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского, 2-го и 3-го Белорусских фронтов! Сколько там еще хранится героев и трагедий?

А были ведь еще одиночные агенты, а также агенты-маршрутники, их посчитать полностью просто нереально. Только 3-й БФ за один март 1945 забросил 45 таких человек, живыми вернулись только трое из них, остальные до сих пор числятся пропавшими без вести!

Самые экзотические «масти» в этом всем:

— спецроты и аппарат агентурной разведки управлений войск НКВД по охране тыла

(кто из Вас когда слышал или читал о том, что охрана тыла войск фронтов имела свою зафронтовую агентуру и разведчиков и занималась их заброской в тыл врага?),

— 9 отдельный гвардейский батальон минёров практически во всех книжках описывается как якобы учебная часть в Московском военном округе, якобы поэтому и был сохранён до конца войны, когда все гвардейские батальоны минёров были расформированы (Ан нет! Кроме подготовки спецов, он ещё воевал и до самой Победы забрасывал диверсантов!),

— если Белорусский Штаб Партизанского Движения понятно и логично (был при всех Прибалтийских и Белорусских фронтах), то Украинский ПДШ (не их же полоса фронта, вроде незачем?), а особенно «мелкий», практический неизвестный и абсолютно незнаменитый Литовский ШПД это просто «сказка»!

 

Литовские партизаны общаются с экипажем советского танка «Валентайн» IX в освобождённом Вильнюсе
Литовские партизаны общаются с экипажем советского танка «Валентайн» IX в освобождённом Вильнюсе

 

 

Литовские партизаны, освобождавшие от захватчиков Вильнюс вместе с красноармейцами
Литовские партизаны, освобождавшие от захватчиков Вильнюс вместе с красноармейцами

А какой «интернационал» засылался в Восточную Пруссию!

Из числа антифашистов, бывших пленных, перевербованных врагов: немцы, поляки, австрийцы, французы, югославы, русские…

Это был уже конечный период войны, а в «топку» кидали и кидали всё, что только могли, хуже чем зимой 1941/1942!  В расход шли лучшие из лучших, выжившие и выросшие за три года войны и новобранцы-скороспелки, свои и чужие, идейные и перевербованные, тут же сбегавшие к своим…

Какова же тогда истинная цена нашей Победы, если мы готовы были так поступать?!

И как же должны мы её ценить и защищать, чтобы все это было не напрасно?!

Почему же так было?

24 июля 1944 года была издана директива НКО, обязывающая начальников штабов фронтов, начальников их разведотделов и управлений НЕМЕДЛЕННО начать работу по ФОРСИРОВАННОМУ созданию на территории Германии, Румынии, Венгрии, Польши и Чехословакии, а также других стран Западной Европы (но на глубину не более 500 км от линии фронта) советской агентурной сети.

В последующих приказах требовали все больше увеличивать засылку групп в тыл врага по мере приближения к границам Германии, как разведывательного, так и диверсионного характера.

Объектами интереса при этом были определены не только военно-стратегические замыслы противника, но и существующие там (особенно в прифронтовой полосе) МЕСТНЫЕ организации и военизированные формирования НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО толка!

Вот откуда вал засылаемых групп, вот откуда УШПД и ЛШПД, кроме БШПД, вот откуда спецроты и аппарат агентурной разведки управлений войск НКВД по охране тыла, вот откуда зафронтовой «Смерш»!

Костяк/ядро всех этих многочисленных забрасываемых групп составляли:

— профессионалы из числа частей спецназначения оперативной разведки ГШ РККА;

— профессионалы из 4-го ГУ НКГБ (прежде всего ОООН – отдельный отряд особого назначения, бывший ОМСБОН);

— бывшие (выведенные на тот момент в советский тыл) прежде всего белорусские партизаны (только те, кто сражался в составе специальных штатных (подчинённых военной оперативной разведке) ДРГ/ДРО (диверсионно-разведывательные группы/отряды) или входил в состав ДРГ/ДРО спецназначения НКВД).

Практически все эти группы, к какой бы «масти» от рождения они не принадлежали, на время заброски починялись 2-му (агентурному) или 3-му (диверсионному) отделениям разведотделов штабов фронтов для того, чтобы иметь консолидированный поток информации в одних руках.

Антифашистов, перебежчиков, перевербованных военнопленных и т.п. стали забрасывать с октября 1944 года в составе этих групп. В отличие от остальных членов групп (обычно в гражданской одежде), этих забрасывали в немецкой форме с соответствующими документами.

Судьба большинства этих групп была трагична и скоротечна. За редким исключением, они были оперативно выявлены и обезврежены контрразведкой врага, причём многие, буквально при приземлении или вскоре после него. Группы были с одной стороны слишком малочислены, что защитить себя в бою, с другой стороны велики, чтобы маскироваться и укрываться в редких окультуренных лесных массивах Западной Польши и Восточной Пруссии. Разветвлённая дорожная связь и высокая насыщенность средствами связи давали возможность по любому сигналу бдительного гражданина быстро добираться моторизованным отрядам полицейских и эсэсовцев до мест приземления или укрытия разведдиверсионных групп (РДГ). В облавах также охотно участвовало всё местное население, способное носить оружие.

Велики были также потери авиации, обеспечивавшей выброску групп. Судьба уцелевших экипажей практически не отличалась от РДГ. Вместе с экипажами гибли и сотрудники парашютно-десантной службы (ПДС), обеспечивавшие десантирование, как людей так и грузов при снабжении групп. Низкое качество подготовки личного состава экипажей и отсутствие навигационных приборов приводили к частым выброскам не в том месте, что увеличивало потери как групп, так и летчиков.

По сути дела, все партизанские формирования, которые оперировали за рубежами СССР, представляли собой «прототип спецназа», подготовленный в разведывательно-диверсионном отношении специалистами НКВД-НКГБ, ГРУ ГШ/РУ РККА и опытными партизанами Украины. УШПД имел самый большой опыт подготовки (включая подготовку иностранцев в своей ШОН – школе особого назначения) и выведения инопартизан в самое большое количество стран Европы, его опыт был уникален и бесценен.

(Собственно анализируя структуру, штаты и начальный путь развития СпН ГРУ после ВОВ, легко понять, что всё делалось, прежде всего, исходя из опыта лучших партизанских отрядов, по их образу и подобию.)

 

Ещё в июне 1944 года начальник УШПД (до сих пор неоценённый по своим профессиональным заслугам в должной мере) генерал-лейтенант Тимофей Строкач утвердил план организационных и оперативных мероприятий по повышению эффективности оказания партизанами Украины помощи партизанскому движению Чехословакии, Венгрии, Румынии и Польши с целью дестабилизации рокадных коммуникаций противника (железнодорожных, шоссейных и речных по Дунаю), а также срыва вывоза промышленного оборудования и стратегического сырья в Германию.

Планировалось создать организационно-диверсионные отряды по 25 человек каждый, укомплектованные опытными, обстрелянными партизанами, а также (на 40–50 %) представителями народов стран Восточной Европы из числа курсантов Школы особого назначения (ШОН) УШПД. Для их снабжения предусматривалась переброска по воздуху 2000 единиц огнестрельного оружия, 25 т взрывчатки, большого объёма боеприпасов и продовольствия. Начиналась и разведка возможностей распространения партизанского движения на Восточную Пруссию.

88-й Истребительный батальон НКВД
88-й Истребительный батальон НКВД

Для примера «экзотики»:

редкий коллективный снимок действующих бойцов-диверсантов 88-го истребительного батальона УНКВД города Москвы и Московской области — спецшколы подрывников УНКВД города Москвы и Московской области. Осенью 1943 года все они были переведены в состав спецроты Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта, а 6 марта 1944 года большинство из них пополнили собой ряды сотрудников Разведывательного отдела штаба Западного (с 24 апреля 1944 года – 3-го Белорусского) фронта. Многие не вернулись из зафронтовой командировки в Восточную Пруссию.

Ну и теперь несколько примеров упомянутых РДГ и наград на их участников.

ДИВЕРСАНТ с большой буквы! Орлов Георгий Ильич.

14 апреля 1910 года, д. Большие Хотынцы Ямбургского уезда Санкт- Петербургской губернии — 18 июля 1989 года, г. Новосибирск.

Русский. Из крестьян. Полковник (1944). В РККА с 1930. Член партии с 1938. Окончил сельскую школу, Ленинградский педагогический техникум, экстерном «нормальную военную школу» (1935).

Служил в кавалерийских и механизированных частях (1930-1936), штабе Белорусского ВО (1936-1939).

Помощник начальника приграничного разведывательного пункта, помощник, заместитель начальника 1-го отделения РО штаба Белорусского ОБО (апрель 1939 — февраль 1940).

Начальник 2-го отделения РО штаба 15-й армии (февраль — март 1940), которая в период Советско-финляндской войны вела бои на северо-восточном побережье Ладожского озера. После расформирования армии вернулся к исполнению прежней должности.

Участник Великой Отечественной войны. Сотрудник РО штаба Западного фронта. Командирован в немецкий тыл для установления связи с партизанскими отрядами Брянщины, где находился до января 1942 года. Командир отряда особого назначения Западного фронта, заброшенного через линию фронта в район города Дятьково Орловской (впоследствии Брянской) области (март — октябрь 1942), Дятьковской партизанской бригады Западного штаба партизанского движения, созданной на базе его отряда, воевавшей в тылу врага на оккупированных территориях Жуковского и Дятьковского районов (октябрь 1942 — сентябрь 1943). В сентябре 1943 бригада Орлова соединилась с частями Красной армии. После этого он находился на командных должностях во фронтовых РУ: сначала на Западном, а потом на 3-м Белорусском фронтах (1943— 1945). Начальник 3-го отделения РО штаба 3-го Белорусского фронта (1944-1945).

По окончании Великой Отечественной войны занимал ответственные должности в штабах Белорусского и Дальневосточного ВО. В 1955 с должности военного коменданта гарнизона советских войск в Будапеште (Венгрия) ушёл в отставку.

Жил в Новосибирске. Работал на заводе «Сиблитмаш», выпускавшем оборудование для литейного производства (1956-1970).

Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I и II ст., Красной Звезды, медалями.

Похоронен в Новосибирске.

 

Именно он был был одним из ОРГАНИЗАТОРОВ «восточно-прусского вала» организации и заброски ДРГ в 1944-45 годах.

Наградной лист с «Подвига Народа» на Орлова
Наградной лист с «Подвига Народа» на Орлова

 

 

  

 

Разведгруппа «Председателя» (псевдоним командира)

Уникальнейшая разведгруппа, в тылу противника с 1942 по 1944 годы!

Сначала работала на разведотдел Брянского, затем Западного, потом 2-го Белорусского Фронтов. Летом 1944 года имела 152 человека! Диверсанты-«боевики» в чистом виде!

(в сети есть информация на командира и, кого заинтересует, может самостоятельно покопать глубже.)

Командир группы: в январе 1942  году младший политрук запаса, звание младшего лейтенанта получил только в начале 1944 года, но уже через 3 месяца был старшим лейтенантом, в июле 1944 года стал капитаном.

Его семью (на территории, оккупированной противником, находились жена Елизавета, дочь Нина и сын Ефим) только в начале 1944 года смогли вывезти в район, контролируемый партизанами, а воевал по сути в родных местах, даже штурмом брал родной дом в деревне, громя гарнизон немцев.

24 июня в полосе наступления войск 2-го Белорусского фронта произошло одно событие, которое не нашло отражения в оперативной сводке Генерального штаба. В тот день к наступавшим войскам Красной Армии вышла разведывательно-диверсионная группа, которой командовал старший лейтенант Михаил Самсоник.

Возвратившихся с задания разведчиков принял член Военного совета фронта генерал-лейтенант Н. Г. Субботин. Самсоник и его разведчики готовы были приступить к выполнению нового задания. Но Субботин, поблагодарив разведчиков за смелые и решительные действия в тылу противника, сообщил, что они передаются в распоряжение штаба Партизанского движения Белоруссии, где им будут определены новые задачи.

Генерал сообщил Самсонику, что ему придется расстаться с боевыми товарищами. Это было вызвано тем, что Самсоник должен был убыть в распоряжение Центрального комитета белорусской компартии. Руководство Белоруссии готовилось к налаживанию жизни республики после изгнания фашистских оккупантов. Для этой трудной и ответственной работы нужны были хорошие проверенные организаторы, которые не подведут ни в каких условиях.

Самсоник Михаил Петрович

Родился в 1908 году в деревне Вязыгин Осиповичичского района Бобруйской области.

С 1930 по 1933 год служил в Красной Армии, командовал экипажем танка (старший сержант).

С 1933 по 1940 годы – председатель колхоза «Коммунар».

В 1940 году – инструктор районного комитета ВКП(б).

В начале 1941 года выбран председателем колхоза имени И.В. Сталина.

После начала Великой Отечественной войны окончил разведшколу.

Два месяца Михаил настойчиво овладевал новой профессией, приобретал навыки выполнения разведывательных заданий, методы подготовки и проведения диверсионных актов в тылу противника.

Затем выполнял задания разведотдела штаба Брянского фронта. «В те дни, когда г. Елец находился в руках немцев, тов. Самсоник всегда добывал ценные сведения о противнике и передавал их через своего резидента в разведывательный отдел штаба Брянского фронта. Эти сведения оказывали помощь командованию в планировании операций по разгрому противника и изгнанию его из Ельца…»

Работа в разведке всегда и опасна, и трудна. Самсонику, как правило, везло. Он успешно выполнял различные задания в тылу противника. Провёл десятки диверсионных актов. Они зафиксированы в сохранившемся личном деле, в котором записано, что старший сержант Михаил Петрович Самсоник являлся секретным сотрудником военной разведки и имел оперативный псевдоним «Председатель».

Направлен на восстановление народного хозяйства Белоруссии, исключен из списков РККА.

Награждён медалью «За отвагу» (31.01.42), двумя орденами «Красного знамени» (25.09.43, 25.07.44).

Наградной лист с «Подвига народа», там есть и другие.

Нечастые Приказ и УКАЗ с «Подвига народа» чисто на разведчиков с кавалером!

Приведу для примера ещё один Приказ на разведчиков:

Это к вопросу о редкости награждения разведчиков орденами «Славы» (здесь в одном приказе сразу 7 кавалеров). Награждения и представления были отнюдь не редкость и «Слав» в разведке хватало (поверьте, это не единственный Приказ со «Славами» и на «Подвиге народа» это всё есть). Другое дело, что награды разведчиков и диверсантов очень нечасто покидают семьи кавалеров и становятся известны, поэтому редки, а не потому что к ним мало представляли.

В подчинении 2-го Белорусского Фронта, действовали множество ДРГ в Западной Польше и Восточной Пруссии. Вот только две из множества других. Большинство их личного состава выжило! Им повезло! Их работу докладывали персонально Военному Совету 2-го БФ, их лично благодарил за работу в радиограммах комфронта Рокоссовский!

 

 

 

 

Специальная РДГ «Матросов»

В тылу 24 декабря 1944 по 23 января 1945 года.

Изначально 7 человек, с 4 января 1945 года — 10 человек (добавились 3 военопленных)

30 декабря 1945 года случайно встретились со специальной ДРГ Ухова, были вместе до 14 января 1945 года.

14 января 1945 года получили груз с Большой Земли и разошлись.

23 января 1945 года встретились с частями Красной Армии.

Старшина Гришин Николай Сергеевич командир группы, 1911 г/р.

Орден «Отечественной врйны» 1 степени (25.07.44), орден «Красного знамени» (31.03.45).

Рядовой Козич Михаил Данилович

Орден «Слава» 3 степени (31.03.45).

Младший сержант Арлетинов Константин Георгиевич, разведчик

Орден «Красной звезды» (04.10.44), орден «Отечественной войны» 1 степени (31.03.45).

Корзилов Лемар Павлович, рядовой, зам.ком.группы, 1923 г/р.

Орден «Слава» 3 степени (04.10.44).

Младший сержант Никольский Лев Константинович, разведчик.

Орден «Красной звезды» (04.10.44), орден «Отечественной войны» 1  степени (31.03.45).

 

 

 

 

 

 

Специальная ДРГ «Невский»

В тылу с 25 августа 1944 по 19 января 1945 года.

Забрасывалось изначально 8 человек.

В первых числах октября 1944 года группа разделилась на две, вторая ДРГ получила позывной «Олег».

В первой группе остались Черников и Лебедева (район действий Млава), все остальные во второй (район действий Цеханув).

Гвардии капитан Черников Иван Ермолаевич,  1919 г/р.

Орден ‘Красной звезды» (04.09.42), орден «Отечественной войны» 1  степени (14.02.45 посмертно вместо ордена «Красного знамени»), Виртути Милитари 4 класса (1964 посмертно).

Сержант Лебедева Анна Степановна 1922, радистка.

Орден Красного знамени (14.02.45), золотой «Партизанский крест» (ПНР).

Старший сержант Чеклуев Александр Васильевич, 1923, зам.ком.группы.

Орден «Красного знамени» (07.11.42), орден «Слава» 3 степени (12.09.44), орден «Отечественной войны» 2 степени (14.02.45 вместо ордена «Отечесивенной войны» 1 степени).

Старшина Сильвановский Павел Михайлович, 1914 г/р, радист.

Медаль «За боевые заслуги» (01.05.44), орден «Отечественной войны» 1 степени (14.02.45).

Старшина Непевная Эмилия Семеновна 1916 г/р, переводчица.

Орден «Отечественной врйны» 2 степени (14.02.45).

Младший сержант Гринчук Яков Яковлевич (погиб), 1924 г/р, разведчик.

Орден «Отечественной войны» 1  степени (31.03.45 посмертно).

Младший сержант Хворыщик Михаил Федорович, разведчик (погиб).

Зайцев Анатолий Николаевич, 1923, разведчик.

Вступил в группу добровольно в тылу врага (из военнопленных).

Орден «Отечественной войны» 1 степени (14.02.45).

Остратенков Георгий Яковлевич, разведчик (погиб).

Вступил в группу добровольно в тылу врага (из военнопленных).

И был человек, который курировал обе эти группы в РО штаба 2 БФ

Михаил Григорьевич Медведовский 1918, майор, пом.нач. 3 отделения РО штаба 2 БФ.

Орден «Красного знамени» (20.02.45),

Орден «Отечественной войны»  2 степени (05.06.45), Партизан Отечественной войны 1 степени (13.02.44).

(Два наградных листа на кавалера есть на «Подвиге народа»)

Кто будет читать наградные листы (а они есть на «Подвиге народа»), просьба обратить внимание на два момента:

— что многие пришли в разведку по спецнабору ЦК ВЛКСМ;

— награждали даже военнопленных, примкнувших к ДРГ в тылу врага. Зёрна от плевел умели отделять даже в таких экстремальных условиях.

И опять мы видим ордена «Славы» и в приказах, и у описанных кавалеров.

Продолжать можно долго, но думаю ситуация уже понятна из приведённых примеров.

 

Обсуждение статьи на форуме >>>

_____________

Читать другие статьи нашего коллеги «Хранитель архива»:

 «Исследование награждений за «Финскую» войну: Герои Советского Союза»

Месяц в Москве наедине с вождём (Оперативная группа Василевского 16.10-20.11.41)

Первая награда за войну (А был ли Жуков в Сталинграде?)