Месяц в Москве наедине с вождём (Оперативная группа Василевского 16.10-20.11.41)

Александр Михайлович Василевский

Василевский Александр Михайлович [р.18(30).9.1895, с. Новая Гольчиха Костромской губернии], советский военный деятель, Маршал Советского Союза (16.2.1943), дважды Герой Советского Союза (29.7.1944 и 8.9.1945). Член КПСС с 1938. Родился в семье священника. Окончил Алексеевское военное училище (1915), участвовал в 1-й мировой войне 1914-18, последний чин в старой армии — штабс-капитан. В Советской Армии с 1918, во время Гражданской войны командовал ротой, батальоном, полком. После войны начальник дивизионной школы, командир стрелкового полка, помощник начальника отдела Управления боевой подготовки РККА и начальник отдела боевой подготовки Приволжского военного округа. Окончил Академию Генштаба (1937), служил в Генштабе — с мая 1940 заместитель начальника, с августа 1941 начальник Оперативного управления, заместитель и первый заместитель начальника Генштаба. С июня 1942 начальник Генштаба и заместитель наркома обороны.

Василевский — видный представитель советского военного искусства. Во время Великой Отечественной войны по поручению Ставки Верховного Главнокомандования в 1942-44 координировал действия фронтов: Юго-Западного, Донского и Сталинградского по окружению и разгрому немецко-фашистских войск в Сталинградской битве 1942-43; Воронежского и Степного — в Курской битве 1943; Юго-Западного и Южного — при освобождении Донбасса летом 1943; 4-го Украинского фронта и Черноморского флота при освобождении Крыма весной 1944; 3-го и 4-го Украинских фронтов в операциях на Правобережной Украине; 3-го Белорусского, 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов в операциях по освобождению Белоруссии, Латвии и Литвы летом 1944. В феврале 1945 введён в Ставку Верховного Главнокомандования и назначен командующим 3-м Белорусским фронтом. Успешно провёл операции по овладению Восточной Пруссией и г. Кёнигсбергом. В июне 1945 назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке и руководил ими в советско-японской войне 1945. С 1946 начальник Генштаба и первый заместитель министра обороны, с 1949 министр Вооружённых Сил СССР, в 1950-53 военный министр, в 1953-57 первый заместитель и заместитель министра обороны. С января 1959 — на руководящей работе в министерстве обороны СССР. Депутат Верховного Совета СССР 2-4-го созывов. В 1952-61 член ЦК КПСС. Награжден 7 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 2 орденами «Победа», 2 орденами Красного Знамени, орденами Суворова 1-й степени, Красной Звезды, 14 иностранными орденами, а также медалями.

Большая Советская энциклопедия

__________________________

Мы продолжаем публикации исследований нашего коллеги
под форумным псевдонимом «Хранитель архива».

__________________________

В разгар битвы за Москву, когда создалась критическая для страны обстановка, по решению ГКО 16 октября 1941 г. Генеральный штаб, как и многие другие правительственные учреждения, был эвакуирован из Москвы в Арзамас, чтобы под руководством Б. М. Шапошникова организовать в тылу страны запасной пункт управления войсками. Сделано это было на основании Постановления Государственного Комитета Обороны от 15 октября 1941 года № ГКО-801:

ОБ ЭВАКУАЦИИ СТОЛИЦЫ СССР МОСКВЫ

 

Ввиду неблагополучного положения в районе Можайской оборонительной линии Государственный Комитет Обороны постановил:

  1. Поручить т. Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в г. Куйбышев (НКПС — т. Каганович обеспечивает своевременную подачу составов для миссий, а НКВД — т. Берия организует их охрану.)
  2. Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Совета, а также Правительство во главе с заместителем председателя СНК т. Молотовым (т. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке).
  3. Немедля эвакуироваться органам Наркомата Обороны в г. Куйбышев, а основной группе Генштаба — в Арзамас.
  4. В случае появления войск противника у ворот Москвы поручить НКВД — т. Берия и т. Щербакову произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также все электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию).

 

Председатель Государственного Комитета Обороны СССР

И. СТАЛИН

 

РЦХИДНИ. Ф. 644. Оп. 2. Ед. хр. 23 Л. 20.

Через 4 дня было введено осадное положение в Москве Постановлением Государственного Комитета Обороны от 19 октября 1941 года № ГКО-813:

О ВВЕДЕНИИ В МОСКВЕ ОСАДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ

 

Москва, Кремль

 

Сим объявляется, что оборона столицы на рубежах, отстоящих на 100—120 километров западнее Москвы, поручена Командующему Западным фронтом генералу армии т. Жукову, а на начальника гарнизона г. Москвы генерал-лейтенанта т. Артемьева возложена оборона Москвы на её подступах. В целях тылового обеспечения обороны Москвы и укрепления тыла войск, защищающих Москву, а также в целях пресечения подрывной деятельности шпионов, диверсантов и других агентов немецкого фашизма Государственный Комитет Обороны постановил:

  1. Ввести с 20 октября 1941 г. в городе Москве и прилегающих к городу районах осадное положение.
  2. Воспретить всякое уличное движение как отдельных лиц, так и транспортов, с 12 часов ночи до 5 часов утра, за исключением транспортов и лиц, имеющих специальные пропуска от коменданта г. Москвы, причём в случае объявления воздушной тревоги передвижение населения и транспортов должно происходить согласно правилам, утверждённым московской противовоздушной обороной и опубликованных в печати.
  3. Охрану строжайшего порядка в городе и в пригородных районах возложить на коменданта города Москвы генерала-майора т. Синилова, для чего в распоряжение коменданта предоставить войска внутренней охраны НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды.
  4. Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте.

Государственный Комитет Обороны призывает всех трудящихся столицы соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной Армии, обороняющей Москву, всяческое содействие.

 

Председатель Государственного Комитета Обороны

И. СТАЛИН

 

РЦХИДНИ. Ф. 644. Оп. 2. Ед. хр. 23. Л. 49-50

РГАСПИ Ф. 644, оп. 1 Д. 12, л. 167-168

В Москве для обслуживания Ставки ВГК осталась только небольшая оперативная группа Генштаба под руководством генерал-майора А. М. Василевского, состоявшая всего из 10 офицеров.  В столице также оставалась и группа военных разведчиков под руководством генерал-майора Л.В. Онянова, которые обеспечивали оперативную группу Генштаба и Ставку ВГК разведсведениями о противнике.

Вот как описывает задачи опергруппы Генштаба сам Василевский в своих мемуарах:

Вопросы об обязанностях, ответственности рабочей группы и ее персональном составе Б. М. Шапошников и я решали, исходя из содержания задач, которыми, прежде всего, необходимо было заниматься этой группе. Остановлюсь несколько подробнее на этом и расскажу, что же за вопросы входили в круг обязанностей этой группы.

Прежде всего, она должна была:

— всесторонне знать и правильно оценивать события на фронте;

— постоянно и точно, но без излишней мелочности, информировать о них Ставку;

— в связи с изменениями во фронтовой обстановке своевременно и правильно вырабатывать и докладывать Верховному Главнокомандованию свои предложения;

— в соответствии с принимаемыми Ставкой оперативно-стратегическими решениями быстро и точно разрабатывать планы и директивы;

— вести строгий и непрерывный контроль за выполнением всех решений Ставки, а также за боеготовностью и боеспособностью войск, формированием и подготовкой резервов, материально-боевым обеспечением войск.

Это было основное и, как ясно из перечня, не малое, чем должна была заниматься группа.

Да, такой мини-Генштаб под рукой у вождя. Ни больше и не меньше! И на все про все, всего 11 человек (считая с Василевским). Больше похоже на жесткое и серьезное испытание, чем на обычную группу помощников.

А ведь в этот момент Красная Армия только под Москвой проводила одновременно несколько операций — Можайско-Малоярославецкую на Западном фронте,  Калининскую оборонительную на Калининском фронте, Тульскую и Орловско-Брянскую на Брянском фронте.  А еще были Тихвинская и Синявинская на Ленинградском фронте, Моонзундская на Балтике,  Харьковская на Юго-Западном фронте, Донбасская  на Южном фронте, оборона Севастополя и Крыма. И это помимо массы текущих дел, требующих оперативного решения!

Фактически это и был экзамен… персонально для Василевского — на зрелость, профессионализм, лояльность, умение быть политиком и т.д. Экзамен, который совместно назначили ему Сталин и Шапошников.

Вождя беспокоило, кто примет Генштаб из рук Шапошникова, который чувствовал себя все хуже и хуже.  Хотелось избежать очередного разочарования, результатом чего опять будут ошибки и просчёты в тяжелейшей войне, где все еще было очень непонятно.

Сталин уже четырежды пытался подобрать кого-то вместо Шапошникова:

— в 1931 году всего пару месяцев это был гениальный Триандафилов (первым, кстати, заметивший и отметивший Василевского, как ценного и перспективного кадра для Генштаба), трагический погибший в авиакатастрофе;

— с 1931 по 1937 годы это был Егоров, которого вождь разрешил расстрелять;

— в 1940-1941 годах Мерецков, которого Сталин разрешил арестовать;

— первую половину 1941 года это был Жуков, явно не на «своём месте», для него вождь быстро подобрал другой «профиль» с началом войны.

Сталин хотел быть лично уверен в новом начальнике Генерального Штаба, который придёт на смену человеку, которому он сам доверял безгранично, зная Шапошникова ещё с Гражданской войны.  Ему был нужен человек, который СМОЖЕТ осилить и перестроить работу всего Генштаба в новых условиях, так как уже было очевидно, что, готовя армию и флот к войне, сам Генштаб оказался не подготовлен к оперативному управлению ими в ходе боевых действий — ни структурно, ни функционально.  На тот момент была непонятна сама роль Генерального штаба как органа управления войсками в иерархии высшего военного руководства страны.

Вот как это ситуацию оценивал позднее сам Василевский:  прежде чем стать эффективным оперативным органом Верховного Главнокомандования, он  (ГШ) прошел путь поисков своего места в стратегическом руководстве, своей организационной структуры, методов своей работы.

 

Его роль как оперативного органа Верховного Главнокомандования была очень велика. Нужно иметь в виду, что вторая мировая война предъявила невиданно высокие требования к штабам, особенно высшим. Возросла не только потребность в централизованном, едином руководстве военными действиями. Неизмеримо поднялось значение Генерального штаба в разработке планов кампаний и операций, в обобщении и распространении опыта войны. В гигантских размерах увеличился и объём его организаторской работы. Не ошибусь, если скажу, что ни в одной войне прошлого не предъявлялись столь высокие требования к генштабам, как в минувшей. Вторая мировая война в определенном роде являлась и войной штабов.

 

Александр Михайлович Василевский
Александр Михайлович Василевский

На практике же, к сожалению, наш Генштаб, оставшись в первые дни войны без своих ответственных руководителей, которые могли бы с успехом представлять его в Верховном Главнокомандовании, работал далеко не так, как требовалось.

Переход Генерального штаба к работе в жёстких условиях военного времени происходил сложно и  медленно.  Действующего начальника Генштаба Шапошникова это волновало, но ему хотелось, ещё и обеспечить преемственность в управлении «мозгом армии», он не хотел оставлять этот вопрос полностью в руках политического руководства страны, зная его непредсказуемость в кадровых вопросах, особенно в экстремальных условиях идущей войны. Отправка в действующую армию большинства ведущих работников Генштаба в начале войны, была тому наглядным примером.

Именно поэтому, вполне отдавая себе отчёт о возможных последствиях в случае «несдачи» экзамена, Шапошников всё же предложил вождю, лучшего своего ученика и «наследника», надеясь, что тот уже готов:

—  справиться, в первую очередь, с характером Сталина, с его запросами и окриками, каверзными вопросами и т.д.,

— с помощью своего проницательного ума логично и аргументировано убеждать вождя в своей правоте,

— оперативно находить рациональные ответы и решения на любые возникающие задачи,

— самостоятельно принимать ответственные решения и полностью за них отвечать,

— обеспечить надёжное, бесперебойное и, главное, неискажённое прохождение информации от Верховного к Генштабу и наоборот.

Работа в оперативной группе Василевского отличалась исключительной напряжённостью. Понятия дня и ночи для неё не существовало. Круглые сутки приходилось быть на своих рабочих местах. Оперативные сводки Генерального штаба составлялись ежедневно по состоянию на 8.00 и 20.00, начиная с 22 июня 1941 года и до конца войны. Представлялись они членам ГКО, Ставки ВГК, заместителям наркома обороны. Каждое направление давало Информационному отделу Генштаба в оперсводку сформулированный пункт за свой фронт. Сводки подписывались начальником Оперативного управления Генштаба и начальником Информационного отдела Генштаба.

Донесения Ставке ВГК составлялись три раза в сутки по состоянию на 4.00, 15.00 и 23.00, начиная с июля 1941 года и до конца войны. В них кратко излагались важные события, происходящие на фронтах. Рассылались эти донесения членам Ставки ВГК за подписью начальника Оперативного управления или его заместителей. Открытые сообщения Информбюро разрабатывались к 8.30 и 20.30 ежедневно и направлялись в Совинформбюро для последующей публикации в печати и сообщениях по радио. В них обобщалась краткая обстановка на советско-германском фронте с указанием важных событий, фактов и результатов боевых действий. Подписывались они начальником Оперативного управления.

В Информационном отделе в качестве отчётно-информационных документов велись карты: оперативной обстановки на фронтах за каждый день (масштаба 1:1 000 000) и общей стратегической обстановки за 3–5 дней (масштаба 1:2 500 000). Все карты проверялись и визировались начальником отдела.

В распорядке дня Генштаба определялись также продолжительность работы (17—18 часов) и времени отдыха генералов и офицеров (5—6 часов), увязанные с режимом деятельности Ставки ВГК и штабов фронтов. Время, место работы и отдыха начальника Генштаба и его заместителей были определены Сталиным лично. Василевскому отдых был установлен с 4 до 10 часов утра.

Оперативная группа в этот период размещалась в здании на ул. Кирова, в доме 33, в её распоряжении также была станция метро «Кировская». Кабинет Сталина находиться тут же, в отведенном ему флигеле во дворе занятого под Генштаб дома на ул. Кирова. Там он работал и принимал доклады. Был у него свой «кабинет» и на станции метро на случай бомбёжек. Так описывает в своих мемуарах этот период С.М. Штеменко (на тот момент — заместитель начальника направления Оперативного управления Генштаба).  Он также особо отмечает случай, когда в ночь на 29 октября фугасная бомба угодила во двор здания, занятого опергруппой. Было уничтожено несколько машин, убито 3 шофёра и ранено 15 командиров. В числе пострадавших оказался и Василевский, но он продолжал работать. После этого случая, по свидетельству Штеменко, группа окончательно перебралась на станцию метро.

В двадцатых числах ноября 1941 года возвратился в Москву основной состав Генерального штаба во главе с Б. М. Шапошниковым. Работы у Василевского стало еще больше. Надо было снова налаживать работу Генштаба как единого органа. Но время экзамена лично для Василевского истекло. «Экзаменуемый» за это месяц чрезвычайного напряжения всех сил и усилий, часто за гранью обычных человеческих сил и возможностей, проявил себя очень достойно. Вождь был доволен, Василевский ему подходил, и он готов был с ним работать и дальше, что тут же и продемонстрировал.

Советское правительство высоко оценило работу группы Василевского в эти тяжёлые дни и ночи битвы за Москву, и уже 28 октября 1941 года постановлением СНК СССР четырём генералам и офицерам из оперативной группы, включая А. М. Василевского, были присвоены очередные воинские звания: Василевскому — генерал-лейтенанта, А. Г. Карпоносову, В. В. Курасову и Ф. И. Шевченко — генерал-майора.  Присвоение более высокого звания — это тоже награда, признание профессиональных заслуг, особенно в той войне и её начальном периоде, когда «погоны» и «головы» легко слетали с плеч самых высоких и заслуженных командиров!

Постановление СНК СССР от 28 октября 1941 г.
Постановление СНК СССР от 28 октября 1941 г.

В результате крайнего переутомления Б. М. Шапошников в конце ноября почти на две недели прервал работу по болезни и обязанности начальника Генштаба были временно возложены Ставкой на уже проверенного «преемника».  Директиву в адрес командующего Калининским фронтом в 3.30 1 декабря подписывали уже Сталин и Василевский. Так вооруженные силы страны «де-факто» получили нового начальника Генерального штаба («де-юре» он будет назначен спустя семь месяцев 26 июня 1942 года). Так начался долгий тернистый путь Александра Михайловича во главе «мозга армии».

Первыми шагами его на этом пути, помимо повседневных дел стала дальнейшая реорганизация и перестройка работы всего Генштаба так, чтобы она стала максимально эффективной в условиях идущей войны. Прежде всего, требовалось чётко определить границы ответственности и круг функциональных обязанностей каждого направления, отдела, начальников и их подчиненных, жёстко их разграничив. Нужны были новые инструкции, уточняющие функционал, а также проведение дальнейших организационных мероприятий,  устраняющих серьезные упущения, выявившихся в первые месяцы войны. Проведение всей этой работы только через 6 месяцев (считая от начала войны) позволило полностью осуществить переход к работе с мирного на военное время, к примеру, для Оперативного управления Генштаба (важнейшего в его структуре). А ведь были и другие Управления и отделы Генштаба, и там тоже Василевским проводилась огромная работа по перестройке всей работы.

Итогом этого напряженного труда по перестройке Генерального штаба стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 мая 1942 года, которым группа офицеров и генералов Генштаба во главе с Василевским была награждена впервые за войну орденами. Это было официальное признание власти страны того, что Генштаб Красной Армии стал, наконец, полноценный органом планирования и управления войсками, полностью приспособившись к условиям ведения войны.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 мая 1942 года
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 мая 1942 года

Но окончательно поворотной вехой отношения к Генеральному штабу как важнейшему органу управления войсками со стороны Верховного Главнокомандующего стал сентябрь 1942 года, когда по мнению Василевского, «создалась очень трудная обстановка и особенно потребовалось гибкое и квалифицированное руководство военными действиями. Именно в это время он (Сталин) стал по-другому относиться к аппарату Генштаба, командующим фронтами, вынужден был постоянно опираться на коллективный опыт военачальников. С тех пор, прежде чем принять решение по тому или иному важному вопросу ведения вооружённой борьбы, Сталин советуется, обсуждает его при участии своего заместителя (имеется в виду Жуков), руководящих работников Генерального штаба, Главных управлений Наркомата обороны, командующих фронтами, а также наркомов, ведающих оборонной промышленностью».

Постановление СНК СССР от 21 мая 1942 года
Постановление СНК СССР от 21 мая 1942 года

 

Обсуждение статьи на форуме >>>

_____________

Читать статью «Исследование награждений за «Финскую» войну: Герои Советского Союза»
от нашего коллеги «Хранитель архива»