Ирина Багдасарова. Орденские сервизы завода Гарднера. Из собрания Государственного Эрмитажа

Предметы из Георгиевского сервиза. Государственный Эрмитаж

У меня есть две страсти: фарфор и фалеристика. Фалеристика стала объектом изучения давно, со школы. Фарфор вдохновил неожиданно, но не отпускает с момента начала работа в московской Галерее Императорского фарфорового завода в 2012 году. Логичным пересечением этих двух увлечений является орденский фарфор. Давно сталкиваясь как с отдельными предметами из сервизов в экспозициях музеев, так и отдельными заметками, хотелось иметь новый обобщающий материал, который был бы при этом ёмким. Нужно было дать нашим читателям интересное исследование. И, конечно, чрезвычайно приятным оказалось, что таким исследованием оказалась статья «Орденские сервизы завода Гарднера» — один из фрагментов роскошного каталога текущей большой выставки Государственного Эрмитажа — «Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII – начала XX века». Кто ещё не успел посетить выставку — рекомендуем успеть до 20 марта 2017 года. Ещё неделя!

Автором концепции, куратором и координатором большого проекта является искусствовед Ирина Радиковна Багдасарова, которую я сердечно благодарю за согласие сотрудничать с нашим журналом, предоставление статьи и чуткое отношение!

Благодарю также искусствоведа Лидию Владимировну Андрееву за то, что порекомендовала обратиться мне к И.Р. Багдасаровой.

Благодарю Заместителя Генерального директора Государственного Эрмитажа Георгия Вадимовича Вилинбахова за разрешение использовать в качестве иллюстраций изображения, сопровождающие статью в каталоге выставки. Нам особенно отрадно, что первый номер нашего альманаха «Sammlung/Коллекция», напечатанный в далёком уже 2008 году, начинается именно с интервью с Георгием Вадимовичем.

Благодарю Оксану Юрьевну Лаптеву, сотрудника Отдела обеспечения публикаций Государственного Эрмитажа за оперативное предоставление иллюстративного ряда, без которого сложно было описать всю красоту произведений.

Представитель проекта FALERISTIKA.info в России,
директор московской Галереи Императорского фарфорового завода,кандидат искусствоведения
Михаил Тренихин

Багдасарова Ирина Радиковна — старший научный сотрудник, хранитель русского фарфора, учёный секретарь Отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа; кандидат искусствоведения; эксперт по культурным ценностям Министерства культуры Российской Федерации. Автор концепции, куратор и координатор проекта «Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII – начала XX века».

___________________________________

Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII - начала XX века: каталог выставки / Государственный Эрмитаж. - СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа, 2016. - 524 с. : ил. - (Поднесение к Рождеству). ISBN 978-5-93572-671-3
Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII — начала XX века: каталог выставки / Государственный Эрмитаж. — СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа, 2016. — 524 с. : ил. — (Поднесение к Рождеству). ISBN 978-5-93572-671-3

По материалам каталога временной выставки «Из Сервизных кладовых. 

Убранство русского императорского стола
XVIII — начала XX века» 

из цикла «Поднесение к Рождеству»

Государственный Эрмитаж

7 декабря 2016 г. — 20 марта 2017 г.

Иллюстрации – предметы из собрания Государственного Эрмитажа

___________________________________

И. Р. Багдасарова

Орденские сервизы завода Гарднера

К знаменитым русским Орденским сервизам относятся четыре фарфоровых комплекса, которые принято условно называть: Георгиевский (1777 – 1778), Андреевский (1778 – 1780), Александровский (1778 – 1780), Владимирский (1783 – 1785)[1]. Обобщение возникло благодаря яркому своеобразию этих ансамблей с изображениями орденских знаков, звезд и лент соответствующих государственных наград (ил. 1). Обиходное обозначение каждого из них – это сокращенное название соответствующего российского ордена. Полные наименования Орденских сервизов следующие: ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия; ордена Св. Апостола Андрея Первозванного; ордена Св. Благоверного князя Александра Невского; ордена Св. Равноапостольного князя Владимира.

Эти ансамбли предназначались для торжественных приемов кавалеров в Зимнем дворце. Праздники проводились по единому церемониалу раз в год: в дни почитания святого или в даты принятия Статута (устава) ордена. Приглашенные ко Двору являлись в орденских облачениях. Сама Екатерина Великая, будучи шефом четырёх полков, присутствовала как на орденских, так и на полковых праздниках в соответствующих мундирных платьях, которые различались цветом и отделкой галуном[2]. Церемониальный обед начинался после торжественной литургии в Большой церкви Зимнего дворца, «при питии за здравие» производилась стрельба с валов Петропавловской крепости. По легенде, во время орденских праздников Екатерина II подносила свой кубок вновь пожалованным кавалерам. Традиция таких общих «рыцарских» трапез восходит к средневековой Европе, когда участники орденских объединений, украсив одежды особыми отличительными знаками, собирались на празднества.

В Зимнем дворце до появления екатерининских сервизов гарднеровского производства на орденских торжествах использовали другую сервировку. Так, в дни чествования кавалеров ордена Св. Андрея Первозванного на столы ставили Золотой сервиз или мейсенский Андреевский сервиз, который был подарен в 1745 году императрице Елизавете Петровне курфюрстом Саксонии Фридрихом Августом II (королем Польши Августом III). Предметы саксонского барочного комплекса украшены гербом России образца середины XVIII столетия и крестом ордена Андрея Первозванного[3]. На праздничных столах устраивались традиционные для XVIII века великолепного вида декорации. Например, в Камер-фурьерском журнале 30 ноября 1749 года было дано описание обеда в три перемены, проходившего в Зимнем дворце по случаю чествования ордена Св. Андрея Первозванного. В тот день Ея Императорское Величество с кавалерами ордена «изволила кушать в восьми персонах» (ил. 2). В последнюю перемену всех удивил «великолепный десерт», в середине которого возвышался «дом, где торжествуется великий оный Орден, со многим украшением; во отдаль казало по четырем сторонам четыре части света; в правой руке виден был великий город, из которого выезжает в путь множество народа; на левой стороне представляло второй, Китайский город и великую площадь; видно было в нем в покоях торжествующие банкеты и на площади презентовано разные Китайцами игры»[4].

В русской художественной традиции возникновение Орденских сервизов бесспорно связано с бытованием при екатерининском Дворе названного выше мейсенского фарфора с Андреевским крестом. Конкретным же импульсом создания гарднеровских ансамблей мог стать и успех Берлинского десертного сервиза, подаренного Екатерине II королем Фридрихом II в знак русско-прусского оборонительного союза 1764 года. Не случайно исследователи часто сравнивают формы немецких ажурных корзинок и лотков в виде листьев с аналогичными отечественными изделиями (ил. 3, 4). В любом случае, «заказ русским Кабинетом орденских сервизов из фарфора не имел прецедента в европейской традиции»[5].

Отечественные ансамбли исполнялись по личному заказу императрицы Екатерины II. Существует версия, что идея создания парадных сервизов принадлежала фавориту Екатерины – большому ценителю искусства светлейшему князю Г. А. Потёмкину, по поручению которого над проектом работал русский художник-декоратор Г. И. Козлов. В своих записях мастер упоминает «два рисунка для сервиза “Невскаго” (“Александра Невского”)» и «рисунок тарелки с четырьмя российскими орденами»[6]. Решение об исполнителе заказа было принято Кабинетом Её Императорского Величества. Кабинет-министр граф А. В. Олсуфьев справедливо рассудил, что неразумно загружать Императорский фарфоровый завод работой над многопредметными, но, по сути, однотипными комплексами. Ещё в начале царствования Екатерины II петербургское производство подверглось перестройкам, которые повысили его эффективность. Так, в 1784 году здесь был закончен большой Арабесковый сервиз со скульптурным сюрту де табль по моделям Ж. Д. Рашетта. В результате, предпочтение было отдано заводу обрусевшего английского купца Ф. Я. Гарднера – первому частному фарфоровому производству России, основанному в Московской губернии в 1766 году[7]. Благодаря контактам в Английском клубе Гарднер зарекомендовал себя человеком дела, а его фарфоровые поднесения русскому Двору демонстрировали способность подмосковного предприятия создавать вещи «супротив европейских», тем более что в сравнении с казённой мануфактурой гарднеровские изделия обходились намного дешевле. Для самого же заводчика предложение выполнить парадные сервизы для Императорского Двора оказалось весьма лестным и перспективным[8]. «Приём изготовленных изделий в Москве и последующую доставку их в Петербург, а также все денежные расчёты А. В. Олсуфьев возложил на московскую экспедицию»[9].

Несмотря на то, что в России высшей наградой и первой по времени введения был орден Андрея Первозванного, производство орденских ансамблей на отечественном предприятии началось в 1777 году с Георгиевского сервиза (ил. 5). Вероятно, это было связано с тем, что во время «Высочайших столов» уже использовался мейсенский Андреевский сервиз. Прообразом живописного декора Георгиевского сервиза стал орден Св. Георгия, полное наименование которого – «Военный Святого Великомученика и Победоносца Георгия орден». Награда была утверждена Екатериной II 26 ноября 1769 года, на это же число приходится и орденский праздник. В день основания и чествования ордена императрица лично возложила на себя освященные орденские знаки I (высшей) степени. За официальными поздравлениями последовал «обед с участием персон первого и второго классов, по окончании которого “пили здоровье Ея Императорского Величества, с выстрелами из 51-й пушки”»[10]. Вечером того же дня после бала в парадных залах Зимнего дворца был дан «великолепный ужин» на 76 персон в сопровождении инструментальной и вокальной музыки, хора певчих[11]. Орденом, имеющим четыре степени, награждались офицеры и генералы за выдающиеся боевые заслуги.

Предметы Георгиевского сервиза, рассчитанного на 80 кувертов (приборов на одну персону; франц. couvert – покрытый), украшены четырёхконечной золотой звездой, в центре которой вокруг вензеля СГ (Святой Георгий) помещён девиз: ЗА СЛУЖБУ · IХРАБРОСТЬ («За службу и храбрость»). Георгиевская лента с чередующимися тремя чёрными и двумя оранжевыми продольными полосами особенно выразительно смотрится на зелёном фоне лотков, обыгрывающих природные формы листьев. Знак ордена – четырёхконечный крест с изображением св. Георгия, восседающего на коне и вонзающего копье в пасть змия, знаменует победу святого, олицетворяет торжество добра над злом. Привлекают внимание крышки от креманок с миниатюрными фигурками белочек, грызущих орехи. Этот нехитрый сюжет следует читать на известном в XVIII веке языке аллегорий. В популярной в свое время книге «Символы и эмблемата» («Symbola et emblemata») надпись под рисунком с белочкой раскрывает аллегорический смысл изображения: «Без труда не получишь его (т. е. орех, а соответственно, и орден – И. Б.)».

Работа над Георгиевским сервизом была закончена в 1778 году, когда «23 ноября весь посланный сервиз достиг казенной сервизной»[12]. Уже через три дня после прибытия в Петербург «первая присылка» Георгиевского сервиза использовалась во время кавалерского праздника в Зимнем дворце. Это произошло 26 ноября, в девятую годовщину со дня учреждения одноименного ордена. «Для сервировки стола был употреблён Парижский серебряный сервиз и “фарфор вновь сделанный со знаком Георгиевского ордена”. Императрица в длинном армейском мундирном платье и ордене св. Георгия “изволила шествовать к нарядно убранному столу и кушать обеденное кушанье на 52 кувертах с кавалерами ордена”. Она собственноручно подавала орденским кавалерам церемониальные кубки с вином, а за столом сама разливала суп и была в высшей степени внимательна к своим гостям»[13].

В том же 1778 году завод Гарднера приступил к исполнению следующих ансамблей: Андреевского и Александровского. Тогда Кабинет выдал «профессору Козлову за рисунки фарфоровых десертных сервизов, делающихся на Гарднеровской фабрике, – сто рублёв»[14]. Художественное оформление этих посудных наборов также исходило из описаний соответствующих отечественных наград.

Орден Св. Апостола Андрея Первозванного – первый и высший российский орден – был учреждён Петром I; время его основания колеблется между 1696 и 1699 годами. Торжественное чествование его кавалеров приходилось на 30 ноября – день почитания святого[15]. Для Дома Романовых данная награда имела особое значение – все мальчики в царской семье получали её при рождении.

В день Андреевского ордена число приглашенных в Зимний дворец было ограниченным. В связи с этим из всех Орденских сервизов состав Андреевского более камерный, из расчёта на 50 кувертов. На предметах ансамбля воспроизведена восьмиконечная орденская звезда. В центре звезды – круглый медальон с Андреевским крестом и императорской короной, которую поддерживают два летящих ангела. По кругу помещена надпись – девиз ордена: ЗАВѢРУ · IВѢРНОSТЬ («За веру и верность»). Лапидарное высказывание отмечает заслуги, за которые вручалась награда. Живописное оформление фарфоровых изделий включает также: на одних предметах – голубую ленту и знак ордена (фигура распятого св. Андрея Первозванного на фоне государственного герба); на других – орденскую цепь. Такую цепь, покрытую разноцветными эмалями, кавалеры ордена надевали в особо торжественных случаях.

Главное украшение Александровского сервиза, рассчитанного на 60 кувертов, – восьмиконечная звезда ордена с девизом по кругу: ЗАТРУДЪ · IОТЕЧЕСТВО («За труд и отечество»). В центре звезды помещен вензель SA (Sanctus Alexander – Святой Александр) под княжеской короной. Красная лента, пролегающая фризом на поверхности изделий, условно скреплена четырёхконечным Александровским крестом (знаком ордена), имеющим между расходящимися лучами двуглавых орлов, а в середине – изображение св. Александра на коне. Считается, что орден Св. Благоверного князя Александра Невского Пётр I задумал учредить, когда 30 августа 1724 года из Владимира в Петербург были перенесены мощи святого. Уже после смерти первого российского императора, Екатерина I осуществила его намерение 21 мая 1725 года. Орденский праздник приходился на 8 ноября.

Кабинет Её Императорского Величества «уплатил Гарднеру без малого шестнадцать тысяч рублей за изготовление трёх фарфоровых сервизов, условно названных тогда “десертными”, впоследствии получивших наименование орденских…»[16]. Спустя три года после появления двух предыдущих ансамблей, в 1783 году, завод Гарднера приступил к исполнению Владимирского сервиза. В основу его живописного декора уже традиционно легла соответствующая Российская награда. Орден Св. Равноапостольного князя Владимира был утверждён всего за год до начала создания одноименного сервиза, а именно 22 сентября 1782 года, в честь 20-летия восшествия на престол императрицы Екатерины II. Подразделяющимся на четыре степени орденом могли награждать как за военные отличия, так и за гражданские заслуги. Его собственный праздник приходился на день принятия Статута этого российского ордена.

Окончание работ над Владимирским сервизом относится к 1785 году. Последний по времени изготовления и самый большой по числу изделий комплекс, рассчитанный на 140 кувертов, обошелся Императорскому двору почти в 15 000 рублей[17]. Центральное положение на предметах данного ансамбля занимает орденская звезда с четырьмя золотыми и четырьмя серебряными лучами. В центре звезды на чёрном фоне – стилизованный четырёхконечный крест (знак ордена), в углах которого размещены буквы СРКВ (Святой Равноапостольный Князь Владимир), а по кругу декларируется девиз ордена: ПОЛЬЗА ЧЕСТЬ И СЛАВА. На белом, естественном для фарфора, или зелёном – «лиственном» – фоне предметов торжественно звучит красная орденская лента с графически четкой черной каймой. Её концы условно скреплены красным Владимирским крестом, в центре которого – горностаевая мантия под великокняжеской короной с вензелем СВ (Святой Владимир).

Ассортимент Орденских сервизов отвечал как эстетике зрелищных праздничных застолий, так и практическому применению изделий. Предметы сервировки, вариативно для каждого ансамбля, включали глубокие («для супов») и плоские тарелки, креманки с крышками разных форм (чашки «для крему» или «на мороженое»; ил. 6) и блюдечки («для десерту»), лотки в виде листьев («листы долгие или круглые») и прорезные корзинки («корзинки для фруктов») разных величин. Наборы парадной посуды дополняли маленькие ложечки и позолоченные серебряные приборы с фарфоровыми «череньями ножевыми и вилочными», которые делались с запасом для возможности быстрой замены при повреждениях; внутри черенков (ил. 7) имелось специальное отверстие для монтажа ножей и вилок, глубиной равное длине металлического стержня. Собрание Государственного Эрмитажа позволяет проиллюстрировать практически все выше перечисленные формы[18].

Официальность геральдических росписей Орденских сервизов, с одной стороны, подчёркнута позолотой, с другой – смягчена ажурной резьбой и скульптурными деталями: плетёными ручками, лепными бутонами, рельефными прожилками на поверхностях лотков-«листьев». Общее торжественное впечатление от созерцания русских ансамблей не умаляют некоторые технологические погрешности фарфора. Лёгкие деформации форм, имеющиеся дефекты (засорки) массы и глазури объясняются как срочностью исполнения заказов, так и особенностями раннего (экспериментального) периода деятельности частного производства. Изделия основных составов снабжены синими подглазурными марками в виде латинской буквы G («Gardner»), характерными для подмосковного завода Франца Гарднера 1770-х – начала 1780-х годов, а также производственными знаками в массе: числами, кружочками, шестиконечными звёздочками.

Орденские сервизы гарднеровского производства, как и более ранний мейсеновский Андреевский сервиз, органично вписались в торжественную обстановку парадных банкетов, став необходимым атрибутом кавалерских праздников[19]. Все они употреблялись по назначению с момента их изготовления в последней четверти XVIII столетия и вплоть до 1916 года[20]. Для праздников специально разрабатывались расстановки столов и их убранство (ил. 8), создавались красочные меню (ил. 9). Так, 26 ноября 1895 году кавалерам ордена Св. Георгия «были накрыты столы на 280 кувертов в Георгиевском зале, низшие чины обедали в Иорданской галерее, где были расставлены столы на 1 149 человек. Перед каждым участником обеда в галерее стояли миска, глубокая и плоская тарелки с изображением Георгиевского креста, стакан, рюмка, вилка, ложка, нож и салфетка. Во время обеда “играли три хора военной музыки”»[21]. В тот день на стол тогда подавались:

Суп Минион из черепах по-Английски

Пирожки

Паровая стерлядь

Седло дикой козы

Страсбургский паштет

Пунш

Французские пулярды

Салат

Артишоки и зеленая спаржа

Пудинг с грушами

Мороженое

Десерт»[22].

В схожих по художественному оформлению меню георгиевских обедов конца XIX – начала XX века, созданных по эскизу русского художника В. М. Васнецова, среди перечислений блюд периодически встречается одноименный празднику десерт под названием «мороженое Георгиевское» или «парфэ мороженое Св. Георгий»[23]. После праздничных застолий сложилась своеобразная традиция, когда кавалеры нижних чинов могли «…унести свой столовый прибор с георгиевской символикой. Заворачивались тарелки и чашки в специально скроенную салфетку. […] существовал сложившийся узкий круг поставщиков, обеспечивающих торжество. Так, из магазина Кумберга поставлялась вся посуда с георгиевской символикой – Георгиевский крест на фоне оранжево-чёрной ленты»[24]. Известна и посуда, украшенная по бортам только георгиевской ленточкой (ил. 10).

Долгое практическое применение хрупких предметов, естественно, вызывало необходимость периодических доделок и дополнений, как и в случаях пополнений европейских сервизов. Создание новых изделий к основным составам гарднеровских ансамблей производилось на Императорском фарфоровом заводе в Петербурге, начиная с 1780-х – 1790-х годов и до начала 1910-х годов. Для их росписей использовалось «бельё» (нерасписанный фарфор) уже существовавших в то время форм с марками екатерининского и павловского правлений: Е II и П I. Такие ранние экземпляры являются на сегодняшний день редкостью[25]. Сама роспись могла несколько варьироваться, перефразируя живописные образцы гарднеровских изделий. Видимо, «доделки выполнялись не планомерно, а от случая к случаю, и образцы росписи, не говоря уже о художественном и техническом качестве исполнения, не так последовательно регламентировались, как рисунки и качество собственных сервизов Императорского фарфорового завода»[26].

В начале 1860-х годов были спроектированы канделябры и большие вазы с орденскими знаками и лентами. Из архивных документов известно, что в 1860 году на Императорском фарфоровом заводе изготовили 12 канделябров «о 13ти свечах» (и «шкаликов к ним» – 54) для Александровского сервиза и столько же канделябров «о 10ти свечах» для Георгиевского сервиза[27]. Одновременно, согласно счету из магазина Никольса и Плинке, для монтировки фарфоровых канделябров сделали «обделку бронзою»[28]. В середине XIX века на петербургском производстве фарфора произвели и «7 ваз орнаментных каждая в 3-х штуках, писана лента и звезда, украшение золотом»[29]. При императоре Александре II, по предписанию от 18 января 1856 года, на Императорском фарфоровом заводе начали исполнять дополнения к Орденским сервизам Гарднера с применением полихромной печати и последующей дорисовкой вручную. Нововведение по подбору цветов и фактуре не отличалась от выполненного от руки живописного декора[30]. Судя по сохранившимся предметам, описям и архивным документам, в Зимний дворец поступили новые изделия петербургского производства для Георгиевского (тарелки, солонки), Андреевского (тарелки) и Александровского (тарелки, солонки, лотки в виде листьев) сервизов с марками А II под короной [31].

Практика фарфоровых пополнений к гарднеровским Орденским сервизам от казенной мануфактуры была продолжена и в дальнейшем, при императорах Александре III и Николае II, о чём свидетельствуют сохранившиеся изделия с марками в виде соответствующих вензелей: А III и Н II. В частности, в указанные периоды предметный состав к Георгиевскому сервизу был расширен пирожковыми тарелками, отмеченными зелёными марками с конкретными датами выпуска.

Несмотря на некоторые регламентированные изменения в облике самих наград, оформление доделок и дополнений к Орденским сервизам оставалось неизменным на протяжении XIX – начала XX века. При их исполнении мастера ориентировались на декор основных составов, созданных на гарднеровском производстве в 1770 – 1780-е годы.

В учётных записях по Сервизной кладовой Зимнего дворца Орденские сервизы называются первыми, что подчеркивает их приоритет относительно других фарфоровых ансамблей. Такой порядок выдержан, например, в книге «О приходе фарфоровой, фаянсовой, хрустальной и прочей посуды за 1857 год»[32] и в описи кладовых Зимнего дворца от 1885 года, созданной писателем и искусствоведом Д. В. Григоровичем (раздел «Гончарное дело»)[33]. Впечатляет общее количество вещей, хранившихся в зимнедворской кладовой в конце XIX столетия. Тогда Орденские сервизы насчитывали: Георгиевский – «тысяча триста пятьдесят четыре предмета», Андреевский – «тысячу пятьсот двадцать предметов», Александровский – «тысяча двести тридцать два предмета», Владимирский – «две тысячи семьсот двадцать восемь предметов»[34].

Заметим, что в указанной выше описи 1885 года при подсчёте предметов «Сервиза столового ордена св. Андрея» учитывались как русские, так и европейские изделия. Общий комплекс составили: вещи основного гарднеровского состава периода правления Екатерины II и императорские изделия времени Николая I; произведения мейсенского Андреевского сервиза и доделки к нему петербургского завода, а также «предметы, поднесенные королевой английской Викторией, английского производства, фабрики Даниель»[35]. Надо полагать, что в XIX веке при сервировке столов тематический фарфор разных производств мог быть представлен в единых композициях, хотя в конце XVIII столетия за такую «путаницу» Придворная контора, и в частности обер-гофмаршал граф Н. П. Шереметев, получали замечания лично от императора Павла I, который «не любил, когда за столом смешивали различные сервизы»[36].

Несомненные художественные достоинства фарфора с геральдическими росписями составляли предмет гордости императорской России[37]. Георгиевский, Андреевский, Александровский и Владимирский сервизы, выдержав критическую оценку временем, продолжают восхищать и сегодня. «Они запечатлели витальный энтузиазм, с которым воплощались самые умозрительные проекты, смешение традиций, случайность усилий, непредсказуемость результата – в общем всё то, что в итоге породило феномен русской культуры XVIII столетия»[38]. Орденские сервизы завода Гарднера сыграли свою особенную роль в истории отечественной геральдики и прикладного искусства, также в убранстве парадных трапез при русском Дворе последней трети XVIII – начала XX века.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Данный порядок перечисления Орденских сервизов обусловлен последовательностью изготовления указанных четырёх фарфоровых ансамблей работы подмосковного завода Ф. Я. Гарднера. В архивных документах XIX века название каждого из Орденских сервизов может определяться как «Сервиз» и далее, соответственно, «под орденом Св. Великомученика Георгия», «под орденом Св. Апостола Андрея Первозванного», «под орденом Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского», «под орденом Св. Князя Владимира». (РГИА. Ф. 469. Оп. 14. Ед. хр. 738. Л. 1 об. – 6 об.)

[2] Вилинбахов Г. В., Тарасова Э. А. Церемонии и праздники императорского Двора // При Дворе российских императоров. Костюм XVIII – начал XX века в собрании Эрмитажа. Государственный Эрмитаж: каталог выставки. СПб., 2014. С. 20.

[3] Для других орденских банкетов столы украшались серебряным Парижским сервизом, изготовленным в 1757 – 1761 годах (мастер Ф.-Т. Жермен), который употреблялся при Дворе и в иных торжественных случаях. (Кудрявцева Т. В. Приемы в Зимнем дворце // Зимний дворец. Очерки жизни императорской резиденции. Т I: XVIII – первая треть XIX века / Авт-сост. Н. Ю. Гусева, Г. Н. Комелова, Т. В. Кудрявцева и др. СПб., 2000. С. 91.)

[4] Камер-фурьерский журнал 1749 года // Камер-фурьерские журналы 1748 – 1750 годов. [б. г.] С. 58.

[5] Сиповская Н. В. Орденские сервизы // Пинакотека: журнал для знатоков и любителей искусства. № 5. М., 1998. С. 18.

[6] Воронов М. Г. Гавриил Игнатьевич Козлов. Жизнь и творчество. Л., 1982. С. 67.

[7] До середины XX века временем основания фарфорового завода Ф. Я. Гарднера под Москвой считался 1754 год, и эта дата указывалась в заводских документах. В первой книге о заводе Гарднера (Арбат Ю. А. Фарфоровый городок. М., 1957.) автор отказался от этой датировки и назвал временем основания предприятия 1766 год, основываясь на «Протоколе Мануфактур-коллегии от 18 января 1766 г.», разрешающем Гарднеру построить фабрику. (Вербилки. История фарфорового завода Ф. Я. Гарднера / Авт. глав Е. Н. Мачульский, А. А. Зилов, Ю. Н. Кравцова. М., 2005. С. 9.) Эта дата была принята в последующей литературе. «Гарднеровский» период работы подмосковного предприятия ограничивается 1891 годом, когда производство было перекуплено и преобразовано в «Товарищество М. С. Кузнецова». В 1770-е – начале 1780-х годов маркой завода Гарднера служила главным образом синяя подглазурная латинская буква G или заимствованное клеймо Мейсена в виде кобальтовых скрещённых мечей. В 1780-е годы гарднеровская фабрика достигла своей технической зрелости, а с 1800-х годов на её изделиях появились надписи в массе: GARDNER или ГАРДНЕР. В 1785 году московский губернатор присвоил предприятию право на изображение св. Георгия Победоносца «в знак признания его Двором», а в 1870 – 1890-е годы в маркировке гарднеровского фарфора использовался герб России.

[8] Архивные документы о заказах Орденских сервизов заводу Гарднера впервые были опубликованы в монографии: Воронов М. Г. Гавриил Игнатьевич Козлов. Жизнь и творчество. Л., 1982. С. 67-74. Реестры заказов Орденских сервизов расписаны в статье: Сиповская Н. В. Орденские сервизы // Пинакотека: журнал для знатоков и любителей искусства. № 5. М., 1998. С. 17-21. Сведения объединены в книге об истории фарфорового завода Гарднера: Вербилки. История фарфорового завода Ф. Я. Гарднера / Авт. глав Е. Н. Мачульский, А. А. Зилов, Ю. Н. Кравцова. М., 2005. С. 115-133.

[9] Вербилки. История фарфорового завода Ф. Я. Гарднера / Авт. глав Е. Н. Мачульский, А. А. Зилов, Ю. Н. Кравцова. М., 2005. С. 119.

[10] Вилинбахов Г. В., Тарасова Э. А. Церемонии и праздники императорского Двора // При Дворе российских императоров. Костюм XVIII – начал XX века в собрании Эрмитажа. Государственный Эрмитаж: каталог выставки. СПб., 2014. С. 21.

[11] Камер-фурьерский журнал 1769 года. [б. г.] С. 236-239.

[12] Сиповская Н. В. Орденские сервизы // Пинакотека: журнал для знатоков и любителей искусства. № 5. М., 1998. С. 20.

[13] Казакевич Н. И. Царские застолья в XVIII веке. Церемониал и декоративное оформление парадных столов при дворе императриц Елизаветы и Екатерины II. СПб., 2003. С. 42.

[14] Цит. по: Воронов М. Г. Гавриил Игнатьевич Козлов. Жизнь и творчество. Л., 1982. С. 67-68.

[15] День почитания св. апостола Андрея Первозванного было принято отмечать «столом» еще со времен Петра I, о чем свидетельствуют регулярные записи в Камер-фурьерских журналах. Например, «в 30-й день» ноября 1709 года «господа Петербургские жители кушали у Его Величества в астерии» (Камер-фурьерский церемониальный журнал 1706 – 1711 годов. СПб., 1854. [1709]. С. 23.); в 1710 году «кавалерский стол был у господина Канцлера Графа Головкина» (Камер-фурьерский церемониальный журнал 1706 – 1711 годов. СПб., 1854. [1710]. С. 23.).

[16] Воронов М. Г. Гавриил Игнатьевич Козлов. Жизнь и творчество. Л., 1982. С. 70.

[17] Черный Н. В. Фарфор Вербилок. Из истории русского и советского фарфора. М., 1970. С. 44.

[18] Исключение составляют блюдечки и ложечки.

[19] В 1845 году к придворному собранию сервизов с изображениями высших государственных наград примкнул Орденский десертный сервиз (Великобритания, Коулпорт, мануфактура «Джон Роуз и Кº»), подаренный королевой Викторией императору Николаю I во время его официального визита в Британию (1844) в память об их личном знакомстве. Роскошный фарфоровый ансамбль украшен изображениями креста ордена Св. Андрея Первозванного в окружении других русских наград: орденов Св. Георгия, Св. Анны, Св. Александра Невского, Св. Владимира и Св. Станислава, а также ордена Белого орла. На Императорском фарфоровом заводе этот Орденский десертный сервиз был дополнен новыми формами; список предметов составлялся императорскими кондитерами. (Ляхова Л. Уроки английского. Британская керамика при российском Дворе между Венским конгрессом и Крымской войной // Пинакотека: журнал для знатоков и любителей искусства. 2004. № 18-19. С. 162.)

[20] Вилинбахов Г. В., Тарасова Э. А. Церемонии и праздники императорского Двора // При Дворе Российских императоров. Костюм XVIII – начала XX века в собрании Эрмитажа. Государственный Эрмитаж: каталог выставки. Т 1. СПб., 2014. С. 21.

[21] «Высочайшего двора служители». Ливрейный костюм конца XIX – начала XX века в собрании Эрмитажа. Государственный Эрмитаж: каталог выставки // Авт. Н. И. Тарасова. СПб., 2014. С. 21-24.

[22] Меню из альбома графа В. А. Адлерберга (Государственный Эрмитаж, инв. № 311297).

[23] Меню парадных обедов в честь Дня св. Георгия в Зимнем дворце 26 ноября 1888, 1892, 1893, 1896, 1899, 1901, 1903, 1904 годов из альбома графа В. А. Адлерберга (Государственный Эрмитаж, инв. № 311297).

[24] Зимин И. В., Соколов А. Р., Лазерсон И. И. Императорская кухня. XIX – начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора. М., 2014. С. 247, 248.

[25] В Государственном историческом музее в Москве хранятся тарелки Императорского фарфорового завода с марками Е II и П I, расписанные знаками, звёздами и лентами ордена Св. Равноапостольного князя Владимира (выражаю глубокую признательность хранителю русского фарфора Государственного исторического музея М. А. Бубчиковой за предоставленную возможность ознакомления с этими экспонатами). Известны также другие предметы с орденской эмблематикой, например тарелка с изображением звезды и ленты ордена Св. Владимира и миска с крышкой с рисунками крестов и лент ордена Св. Георгия. Их основу также составило «бельё» петербургского завода, маркированное синими подглазурными вензелями Е II. (Опубл.: Шедевры русского фарфора XVIII века из собрания галереи «Попов & Кº» / Авт. вступ. ст. и кат. М. Баруш, М. Бубчикова, Т. Мозжухина, Т. Носович, И. Попова, Н. Сиповская. М., 2009. С. 246, 247, № 154, 155.)

[26] Шедевры русского фарфора XVIII века из собрания галереи «Попов & Кº» / Авт. вступ. ст. и кат. М. Баруш, М. Бубчикова, Т. Мозжухина, Т. Носович, И. Попова, Н. Сиповская. М., 2009. С. 247.

[27] Кудрявцева Т. В. Русский императорский фарфор. СПб., 2003. С. 182, примеч. 45; РГИА. Ф. 468. Оп. 10. Д. 1081. Л. 23.

[28] РГИА. Ф. 468. Оп. 10. Д. 1081. Л. 55 об.

[29] Кудрявцева Т. В. Русский императорский фарфор. СПб., 2003. С. 182, примеч. 45. Несколько крупных вази канделябров из Орденских сервизов хранятся в собрании Государственного Русского музея (опубл.: Фарфор в России XVIII – XIX веков. Завод Гарднера. К 300-летию Санкт-Петербурга. Государственный Русский музей: каталог выставки / Авт. статьи и составитель каталога Е. Иванова. СПб., 2003. С. 233, 249, 255, 275, № 392-394.)

[30] Кудрявцева Т. В. Русский императорский фарфор. СПб., 2003. С. 183.

[31] Григорович Д. В. Зимний дворец (кладовые). Опись предметам, имеющим преимущественно художественное значение. СПб., 1885. С. 62, 64; РГИА. Ф. 468. Оп. 10. Д. 1161. Л. 44 об. Не исключено комплектование Орденских серизов и другими посудными формами.

[32] РГИА. Ф. 469. Оп. 14. Ед. хр. 738. Л. 1об.-7.

[33] Григорович Д. В. Зимний дворец (кладовые). Опись предметам, имеющим преимущественно художественное значение. СПб., 1885. С. 59-64.

[34] Григорович Д. В. Зимний дворец (кладовые). Опись предметам, имеющим преимущественно художественное значение. СПб., 1885. С. 60-64.

[35] Григорович Д. В. Зимний дворец (кладовые). Опись предметам, имеющим преимущественно художественное значение. СПб., 1885. С. 61. В данном случае Д. В. Григорович упоминает не название фирмы-производителя (мануфактура «Джон Роуз и Кº» в Коулорте), а наименование фирмы торгового посредника («Даниель», имея в виду фирму А. Б. и Р. П. Дэниеллей в Лондоне).

[36] Императорский фарфоровый завод: 1744 – 1904 / Сост. Н. Б. Вольф, С. А. Розанов, Н. М. Спилиоти, А. Н. Бенуа. СПб., 1906. С. 392, примеч. 1.

[37] Изображения орденских знаков нашли отражение и в других произведениях Императорского фарфорового завода, а также частных отечественных производств фарфора. Подробнее см.: Бубчикова М. Орденские знаки на русском фарфоре // Пинакотека: журнал для знатоков и любителей искусства. № 5. С. 22, 23; Геральдика на русском фарфоре. Государственный Эрмитаж: каталог выставки из цикла «Поднесение к Рождеству» / Авт. вступ. ст. Г. В. Вилинбахов; И. Р. Багдасарова, Е. С. Хмельницкая. СПб., 2008.

[38] Сиповская Н. В. Орденские сервизы // Пинакотека: журнал для знатоков и любителей искусства. № 5. М., 1998. С. 20.

______________________

Из Собрания Государственного Эрмитажа
Фотографы: Д.А. Боброва, С.В. Суетова, В.С. Теребенин

______________________

Обсудить материал на форуме >>>

______________________

Дополнения от 17 марта 2017 года
Официальная церемония закрытия выставки

Такое, кстати, бывает нечасто. Но этот проект имел огромный успех у посетителей. И мы очень рады, что у нас есть материал на эту тему! Для начала, конечно же, портреты обворожительной Ирины Багдасаровой — автора концепции, куратора и координатора проекта «Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII – начала XX века».

Для пришедших Ирина сама провела экскурсию. И это было фантастически интересно!

Ирина Багдасарова
Ирина Багдасарова

 

Вот, например, ящики для хранения фарфоровых сервизов. Их к выставке реставрировали, т.к. они были в плохом состоянии.
Но внутренние ложементы оставили в том виде. И всё это Ирина продемонстрировала.

Ирина Багдасарова демонстрирует ящики для хранения фарфоровых сервизов
Ирина Багдасарова демонстрирует ящики для хранения фарфоровых сервизов

ачале были официальные слова. Конечно, учитывая размах и успех выставки — самого высокого уровня!
Выступил директор Государственного Эрмитажа Михаил Борисович Пиотровский.
От Императорского фарфорового завода несколько слов сказал советник генерального директора АО «ИФЗ» Александр Иванович Кучеров.

Михаил Борисович Пиотровский, Ирина Багдасарова, Александр Кучеров
Михаил Борисович Пиотровский, Ирина Багдасарова, Александр Кучеров
Михаил Борисович Пиотровский
Михаил Борисович Пиотровский

На мероприятии присутствовал наш давний партнёр по журналу «SAMMLUNG / Коллекция», государственный герольдмейстер, заместитель директора Государственного Эрмитажа по научной работе Георгий Вадимович Вилинбахов.

Государственный герольдмейстер, заместитель директора Государственного Эрмитажа по научной работе Георгий Вадимович Вилинбахов
Государственный герольдмейстер, заместитель директора Государственного Эрмитажа по научной работе Георгий Вадимович Вилинбахов

Очень радостно, что было много коллег с ИФЗ. С чудесным цветком, словно с картин Рафаэля, пришла Главный художник Императорского фарфорового завода, Заслуженный художник России Неля Львовна Петрова. Кстати, у Нели Львовны будет в Эрмитаже персональная выставка лучших работ последних лет. Мероприятие запланировано на май 2017 года, то есть уже вот-вот. В арке Генерального штаба.

Главный художник Императорского фарфорового завода, Заслуженный художник России Неля Львовна Петрова
Главный художник Императорского фарфорового завода, Заслуженный художник России Неля Львовна Петрова

После официальных слов и лёгкого фуршета, мы ещё раз вернулись в залы, где проходит выставка. Решили сделать ещё пару фото. Директор Фонда «Наследие» АО «ИФЗ» (где хранятся лучшие работы наших зудожников за последние 20 лет), куратор проекта со стороны завода Светлана Краева, советник Гендиректора АО «ИФЗ» Александр Кучеров, искусствовед Ирина Багдасарова и Ваш покорный слуга.

Директор Фонда «Наследие» АО «ИФЗ» Светлана Краева, советник Гендиректора АО «ИФЗ» Александр Кучеров, искусствовед Ирина Багдасарова и представитель проекта FALERISTIKA.info в России Михаил Тренихин
Директор Фонда «Наследие» АО «ИФЗ» Светлана Краева, советник Гендиректора АО «ИФЗ» Александр Кучеров, искусствовед Ирина Багдасарова и представитель проекта FALERISTIKA.info в России
Михаил Тренихин

Кроме фарфора экспозиция была дополнена несколькими прекрасными орденами Российской Империи из собрания Эрмитажа.
Александр Кучеров показывает, какую награду от бы не отказался получить от Императора!

советник Гендиректора АО «ИФЗ» Александр Кучеров показывает витрины с наградами Российской империи
советник Гендиректора АО «ИФЗ» Александр Кучеров показывает витрины с наградами Российской империи
Художник Татьяна Борисова, Директор Фонда «Наследие» АО «ИФЗ» Светлана Краева, представитель проекта FALERISTIKA.info в России Михаил Тренихин. 17 марта 2017. Фото Марии Кенсовской
Художник Татьяна Борисова, Директор Фонда «Наследие» АО «ИФЗ» Светлана Краева, представитель проекта FALERISTIKA.info в России Михаил Тренихин. 17 марта 2017. Фото Марии Кенсовской
Ирина Багдасарова проводит экскурсию на закрытии выставки «Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII – начала XX века». 17 марта 2017. Фото Марии Кенсовской
Ирина Багдасарова проводит экскурсию на закрытии выставки «Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII – начала XX века». 17 марта 2017. Фото Марии Кенсовской
Слушатели на экскурсии от Ирины Багдасаровой на закрытии выставки «Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII – начала XX века». 17 марта 2017. Фото Марии Кенсовской
Слушатели на экскурсии от Ирины Багдасаровой на закрытии выставки «Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII – начала XX века». 17 марта 2017. Фото Марии Кенсовской