«Страсть коллекционера»: Андрей Хазин для проекта «FALERISTIKA.info». Часть 3

Знак ордена Слона (дат. Elefantordenen). Дания. 1947—1952. Серебро, недрагоценный металл (кольцо), кварц, краска; литьё, эмаль, золочение, монтировка. 6х7. Коллекция А.Л. Хазина

___________________________________________

Завершающая третья часть беседы известного коллекционера-фалериста, государственного и общественного деятеля Андрея Леонидовича Хазина и искусствоведа Михаила Тренихина
Обсудить интервью на форуме >>>

___________________________________________

— Давайте теперь всё-таки о Вашей коллекции. Знаете, как бывает: собираю знаки по теме «Награды Югославии», но уж очень понравился знак, окончившего Императорский университет, и рядом с коллекцией образовывается подборка понравившихся предметов. Нет у Вас вещей, которые совсем в коллекцию не подходят, но ужасно нравятся. Не срываетесь?

А.Х.: Нельзя объять необъятное. Конечно, есть интересные вещи вокруг. У меня очень большая библиотека, огромное количество книг по государственному управлению, несколько тысяч книг по фалеристике, не считая огромного корпуса аукционных каталогов, начиная с того времени, когда вообще ордена начали на аукционах продаваться: феномен коллекционирования орденских знаков возник уже в послевоенное время. Награды — очень молодой объект для коллекционирования. И цены раньше были низкие: сейчас смотришь на каталоги 1970-80-х годов — сердце сжимается от жалости к самому себе: почему меня тогда не было на этих аукционах! Хотя, с другой стороны, бывает и наоборот: удалось мне приобрести очень редкий знак, ордена Рабынь Добродетели [8], это вообще первый женский орден в мире. Он прекратил своё существование в 1720 году. На этом знаке очень характерный скол эмали и его легко было опознать в еще в чёрно-белом аукционном каталоге 1974 года, где эстимейт был 10 тысяч немецких марок. Это были бешеные деньги за орденский знак по тем временам! Тогда комплект ордена Андрея Первозванного стоил примерно 1500 немецких марок. Сейчас же этот редчайший предмет пришел ко мне, видимо, из рук человека, не понимавшего его ценности, в разы дешевле даже цены 40-летней давности. Так часто случается, коллекционер умирает, родственники не разбираются в его собрании, продают за бесценок. Так и этот знак начал своё новое путешествие от незнающего человека по копеечной цене — и, пройдя многие руки, пришёл ко мне.

Сейчас цены сумасшедшие, разогреваются они как правило из стран происхождения конкретных орденов. Поэтому так выросли цены на Российскую Империю. Поэтому так взлетели китайские. Серьезно поднялись цены на индийскую часть британской наградной системы: стали собирать индийцы, пакистанцы, на подходе бирманцы. А знаков на рынке крайне мало. Цепь ордена Звезды Индии продавалась за всю историю одна! Британцы, да вообще практически все европейские страны, очень внимательно следили, чтобы знаки возвращались назад после смерти кавалера. Поэтому настолько редки знаки, в особенности цепи, орденов Слона, Серафимов. И многие британские награды очень редки. Или вот недавняя история с цепью Николая II.

— Да, потрясающая атрибуция Королевской Викторианской цепи!

А.Х.: Не только атрибуция. Поразительная история, которая закончилось  подписанием Её Величеством Королевой Елизаветой II договора с нашей семьей (в юрисдикции Российской Федерации — sic!) о возвращении британской Короне Королевской Викторианской Цепи, в 1904 г. дарованной Николаю II, и немедленной передачей Её Величеством этого поразительного артефакта в Музеи Московского Кремля.

Это был действительно символический акт. Фактически накануне столетия гибели Николая II обнаружилось, что этой Цепью когда-то был награжден именно он. Предмет этот был известен, он трижды продавался публично и всегда атрибутировался как принадлежавший хедиву Судана и Египта Аббасу II. Теперь, конечно, понятно, почему. Знак Аббаса II не подлежал возврату Короне, так как он был в 1915 году, как подданный Оттоманской империи, лишён британских наград. А вместе с правами кавалера, лишился и обязанностей: его британские наградные знаки не подлежали возврату. И вот для того, чтобы Цепь не была арестована при публичной продаже и насильно возвращена Короне, её атрибутировали как принадлежавшую Аббасу II намеренно неправильно. Первый раз так сделали видимо сознательно, потом уже пошло по накатанной. Но вот при подготовке выставочного проекта «Рыцарские ордена Европы», когда мы обратились к Её Величеству с просьбой предоставить для экспозиции знаки ордена Подвязки Александра II (их после возврата Короне больше никому не вручали — с них началась новая традиция не использовать более знаки иноземных рыцарей, умерших трагической смертью), куратор выставки и орденского собрания Музеев Кремля, выдающийся специалист и прекраснейший человек, доктор исторических наук Людмила Михайловна Гаврилова встретилась с представителями Королевской Коллекции, предоставив им фотографии наших предметов, в т.ч. и реверсов. А Королевская Викторианская Цепь практически единственная западноевропейская награда, на знаках которой проставляется номер! Увидев его на фотографии, сотрудники Королевской Коллекции связались с регистратором наград, и тут выяснилось, что наша Цепь принадлежала российскому императору (такие сведения обычно не разглашаются, принадлежность знаков конкретным кавалерам — закрытая информация). И вот случилось то, что случилось. Мне кажется — поразительное событие! Предмет оказался у русского, формально требование Статутов о возвращении соблюдено (через столетие!), а столь важный и символический для нашей истории предмет находится в России, в Кремле. У нас сейчас не очень хорошие отношения с Великобританией, а это тот случай, когда Британский монарх встал существенно выше текущей ситуации. Её Величество, на мой взгляд, проявила невероятную деликатность, мудрость настоящего государственного деятеля.

Музеи Московского Кремля. Витрина с орденскими знаками Романовых в нынешнем виде -- Королевская Викторианская Цепь Николая II внизу, а на стене, в т.ч. орденские знаки, принадлежавшие Петру Великому и Екатерине Великой
Музеи Московского Кремля. Витрина с орденскими знаками Романовых в нынешнем виде — Королевская Викторианская Цепь Николая II внизу, а на стене, в т.ч. орденские знаки, принадлежавшие Петру Великому и Екатерине Великой

— То есть знак теперь официально хранится в Кремле?

А.Х.: Фотографии пришлю. На церемонии присутствовали Заместитель Председателя Правительства России О.Ю. Голодец, посол Соединенного Королевства, высокопоставленные представители МИД, Минкульта, других министерств. Был выставлен Почётный караул Президентского полка, включая его командира (это единственный полк в стране, которым командует генерал). Для меня, как для человека, который живёт фалеристикой – это событие жизни! Конечно, после того, как Цепь была атрибутирована на Николая II, она стала самым дорогим предметом моей коллекции, ведь принадлежность именно Николаю II даёт максимальный мультипликатор цене антикварного предмета. Теперь общая капитализация коллекции существенно упала. Но причастность к событию столь знаковому — огромная честь, безусловно компенсирующая потерю материальной ценности коллекции. Событие высочайшего межгосударственного уровня, подлинное торжество справедливости!

Каждый коллекционер думает о том, что будет с его собранием после его смерти, ведь это не только материальная ценность, коллекция — слепок души её владельца. Конечно, хотелось бы из кого-то из детей воспитать человека, который интересуется тем же, что и ты сам. Но проблема в том, что история говорит: не бывает династий коллекционеров одного и того же, есть лишь редчайшие исключения. Для того, чтобы обладать серьезной  коллекцией, надо досконально разбираться в предмете.

Помимо всего прочего, коллекционирование — ещё и инвестмент. Коллекция должна иметь растущую материальную стоимость. У каждого собирателя были случаи, когда он ставил для себя внутренне максимальную цену для покупки предмета, который очень нужен для коллекции. При этом существуют существенные мультипликаторы на стоимость коллекции по отношению к сумме стоимости отдельных предметов, растущие в зависимости от полноты собрания. Скажем для моих страновых коллекций  — прусской системе, австрийской имперской, Святого престола — такие мультипликаторы максимальные. Существуют предметы, сохранившиеся в единственном экземпляре, их можно было бы купить за большие деньги, и, учитывая мультипликатор на полноту коллекции, это было бы нормально. Но всё равно коллекционеры часто не делают этого, потому что цена уж слишком высока. Причина же состоит в том, что с точки зрения инвестмента это было бы неправильно.

— Что-то останавливает?

А.Х.: Итак, рано или поздно любой коллекционер понимает, что если у него нет денег, чтобы основать собственный музей, или по каким-то причинам он не хочет передать собрание в музей государственный, и учитывая ситуацию с наследниками, которые вряд ли будут так же разбираться, как и он сам, в предмете, так же интересоваться,  выход один — продавать коллекцию самому при жизни. Наследники ведь обычно продают за бесценок.

— Если не выкидывают на помойку… Тут, конечно, ситуация другая!

А.Х.: По всякому бывает: у человека была коллекция наград и документы к ним. Документы выкинули, не понимая, что это увеличивает стоимость коллекции…

— Один из наших коллег, периодически, выходя выкинуть мусор на улицу, находит что-то интересное. И вот один раз нашёл архив на Героя Советского Союза. Нашёл родственников, позвонил в дверь, сказал, что, наверное, ошиблись. А они ответили, что им этого не надо. А он с благими намерениями…

 А.Х.:  И что в 50-е, и в 90-е годы выбрасывалось из, например, военных учреждений, которые упразднялись! Это же страшно! И у меня бывало, что у бомжей за бутылку водки покупал поразительные предметы! Увы, это так.

— Интересный вопрос – коллекционирование советских наград.

А.Х.: Вопрос закрыт — установлено уголовное преследование за их куплю-продажу. Мой же интерес к наградам  начался именно с советских.

— Но это мы говорим о семейных регалиях. От деда?

А.Х.: Почему только от деда? У меня интерес к наградам возник в связи с  конкретным человеком, которого в семье звали Фима [10] (у нас не говорили «дядя» или «тётя»). На 60-летие моего деда, 7 ноября 1973 г., он пришёл с тремя Звёздами Героя Соцтруда (очевидо, после торжественного заседания). У Брежнева тогда Звёзд было две. Я, четырёхлетний ребенок, был настолько поражен этими Звёздами, что заболел ими на всю жизнь!

На мой взгляд, запрещение оборота советских наград — ошибка. Его ведь не было с 1991 по 1995 годы, и в советское время оно появилось достаточно поздно, с 1980-х годов, и было вызвано не идеологией, а требованием запрещения свободного хождения драгоценных металлов. Но трогать законодательную ситуацию, пока живо столько ветеранов, невозможно с этической точки зрения. При этом запрещение ведёт к тому, что эти же самые ветераны страдают и становятся жертвами грабежей. Если бы была ситуация открытого рынка, и, самое главное — открытой экспертизы — никто из коллекционеров не стал бы покупать знак, если сомнительно его происхождение. И если известны номера, награды однозначно идентифицируются, и легко обнаруживается криминальное происхождение.  Если же номер перебить – стоимость вещи нулевая.

— И всякие перебивки, как правило видны. Тем более, что как раз коллекционеры – это те люди, которые бережно всё сохраняют…

А.Х.: Конечно! Что происходит с орденским знаком, который возвращается государству? Он утилизируется! И память о герое уходит. Было выдано сотни тысяч орденов Ленина. Конечно, хранить их нет ни возможности, ни смысла — они утилизировались. А ведь именно коллекционер узнаёт, кто был кавалером, за что награждён. И частная коллекция, это — фактически маленький музей этого самого кавалера. Обидно, когда подвиг уходит в небытиё! Чем важен орденский знак? Это память о подвиге. Когда рассказываю своим детям про своего деда Григория Лейзеровича Хазина, показываю и, например, говорю: «Вот это орден, который дед получил за то, что создал полярную радиостанцию, на которой Эрнст Кренкель установил абсолютный мировой рекорд дальности радиопереговоров». Дед был мальчишкой, чуть за двадцать, фантастика! Это был его первый орден.

Мы всё рано, или поздно, умрём. И наши внуки будут рассказывать своим детям, кем были дедушка или бабушка, что было для них важно, чего они добились. Очень многое через пару поколений станет непонятно: например, кто-то ездил на хорошей машине. А к тому времени уже, может быть, не будет машин, и все будут летать. И потомки не смогут осознать, что такое «хорошая машина». А награда — воплощение того, что предок сделал для страны, и это будет всегда понятно. Именно поэтому наградная система должна быть консервативна. Чтобы правнук понимал, какого уровня были заслуги прадеда, и что он сам может получить такой же самый орден.

Чем хорош орден Подвязки? С 1348 года один и тот же! Всего тысяча с небольшим кавалеров за это время. И  комплект кавалеров не увеличился — не более 24 рыцарей одновременно (плюс монарх, принц Уэльский, а теперь члены королевской семьи и иностранцы не входят в это число). Более того, каждый член ордена может проследить до XIV века непрерывную линию рыцарей ордена, место которых он сейчас занимает! Существует легенда, что Уинстон Черчилль отказывался от получения ордена Подвязки потому, что ждал, когда умрёт тот кавалер, который носил знаки первого герцога Мальборо. Дождался в 80 с лишним лет! И спустя какое-то время после его смерти кто носил эти знаки? Его дочь, баронесса Мэри Соумс, выдающийся общественный деятель, леди Подвязки.

Что сейчас было бы неплохо сделать? Как мне кажется, стоит составить неофициальную таблицу примерного соответствия советских и нынешних наград. Есть же очевидные параллели в наградной практике. Приблизительно понятно, что орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени приблизительно соответствует ордену Ленина, орден Александра Невского приблизительно — ордену Октябрьской Революции. Орден Почёта — приблизительно орден Трудового Красного Знамени. В наградной практике орден «За заслуги перед Отечеством» III степени — Герой Социалистического Труда. Правда, сейчас есть звание Героя Труда.

— Да, которое недавно, в 2013 году, восстановили.

А.Х.: Надо отметить, что третьих степеней ордена «За заслуги перед Отечеством» вручается значительно меньше, чем  Героев Соцтруда. В сотни раз! В прошлом году открытыми указами, по-моему — шесть или семь награждений. Всего около тысячи награждений за двадцать лет. А Героев Соцтруда — существенно больше 20 тысяч.

Возвращаясь к советской наградной системе: тогда ведь простой человек мог получить высшую награду. Простой сапёр на фронте за восстановление моста, например. Поразительно, но было же! Рядовой сапёр в тяжелейших условиях восстановил мост — получил звание Героя Соцтруда! Он мог ничем больше не отличиться в последующей жизни. Но он — Герой! Он совершил трудовой подвиг тогда, когда это было нужно стране! В прифронтовой полосе, но не под огнём противника.

Один из моих любимых героев – гениальный генетик Рапопорт [11]: три нереализованных представления к званию Героя Советского Союза. И в результате в 1990 году всё-таки получил звание Героя Социалистического Труда. А через два месяца был задавлен пьяным водителем, который на грузовике подъехал с той стороны, где у него не было глаза, выбитого пулей в сражении в Венгрии… Читаешь его представления на podvignaroda.ru — не веришь собственным глазам! Поразительно! Герой и гений!

— А вот сейчас у нас не очень разбираются в наградах и путаются часто.

А.Х.: Люди часто не видят разницы между медалью и орденом, не знают  ничего о наградах даже нашей страны! В СМИ часто медаль могут орденом назвать. В школе раньше учили, были плакаты на каждом этаже любого учебного заведения. Прямолинейно, но результат был. И люди знали, что если у человека такая награда, значит он что-то серьёзное сделал для страны. На Параде Победы в этом году я сидел на трибуне. Подошёл достаточно молодой человек. До 50 лет, в костюме. Поворачивается, а на нем — знак IV степени ордена «За заслуги перед Отечеством» с мечами, ордена Мужества, «За военные заслуги» и III степень ордена «За заслуги перед Отечеством» с мечами! Не знаю, кто это, но ловлю себя на мысли, что это просто ну… Джеймс Бонд! Терминатор!

— Вот как раз мой друг Андрей Лобанов, фотограф, о котором я Вам говорил чуть раньше, рассказывал, что видел в Клубе Героев целую скамью Героев Советского Союза. И все подводники. А мы о них не знаем совершенно ничего.

А.Х.: Ну вот Владимир Николаевич Чернавин [12], например, первый всплыл на Северном Полюсе, а ему Героя тогда не дали. Почему? А потому что с ним был в тот момент Заместитель командующего, который до этого пытался сделать то же самое, и не всплыл. В результате присвоение Героя не прошло. А сколько таких историй? Но Чернавин потом получил всё-таки Звезду Героя.

Нужны чёткие критерии. Почему у нас так бывало, что за одни и те же заслуги люди получали разные награды: первый — медаль, второй — орден, третий — звание Героя? Почему у нас не предусмотрено посмертное награждение за гражданские достижения? Единичные случаи есть, но в целом не предусмотрено. Жаль — за выдающиеся заслуги надо наградить. Человек при жизни делал что-то важное, доделывал другой. Почему Госпремию можно посмертно присвоить, а орденом наградить — нет? Невозможность наградить орденом посмертно — это наследие понимания ордена, как института. Это логично – мёртвого человека нельзя принять в институт, место уже занято живым. Но у нас-то орден как знак воспринимается! И за боевые заслуги посмертные награждения предусмотрены!

Орденские институты возникли в том числе как элемент статуса. Именно поэтому высшие ордена в первую очередь предназначены для глав государств. Кто является рыцарями и леди ордена Подвязки? Правящие монархи — суверены ордена, их ближайшие родственники-члены королевской семьи, далеко не все премьер-министры, выдающиеся государственные деятели, ученые. Хиллари [13] первым покорил Эверест, он не  именитый аристократ. Однако же – Подвязка! Приём в орден столь выдающегося человека поднимает престиж всего ордена. Почему, когда учреждают новый орден, награждают выдающихся людей, которые на данный момент никакого подвига не совершили? Чтобы придать статус новому ордену: «члены этого ордена — люди вот такого уровня заслуг и социального статуса». Это абсолютно правильно. Также каким-то отголоском социалистических времен является то, что у нас Президент при вступлении в должность не становится кавалером высшего ордена.

— Да, было бы логично. Всё-таки гарант!

А.Х.: Тут даже не столь важно, что «гарант», но то, что он — источник почестей. Б.Н. Ельцин и В.В. Путин, например, кавалеры Большого Креста ордена Почётного Легиона. Но у них нет Андрея Первозванного, которым они награждали и награждают. Вот это странно. Есть, над чем работать.

— Не могу не сказать про орден Слона. Это тот артефакт, про который моя жена сказала, что вот это – настоящая Вещь!

А.Х.: Да, Слон хорош, это точно! В середине 90-х, когда картина рынка у меня уже сложилась, появился и список предметов, которые я был бы счастлив видеть в своей коллекции, но точно никогда не смогу найти. Номером 1 был орден Слона, 2-м — орден Серафимов. Далее — ордена Норвежского Льва, Святого Олафа и, конечно, Хризантемы! К собственному изумлению, первые две позиции имею в «полном сборе» — знак, звезда, цепь, лента. Ещё бы Розу найти, которую Римские папы за благотворительность вручают…

— Вы знаете, в ходе беседы у меня возникло ощущение, что я человек, собирающий мышеловки и общаюсь с охотником на тигров! Хотя, тем не менее, коллекционирование объединяет!

А.Х.: Да ну что Вы! Важно чем-то, например собирательством, гореть! Самому разбираться и интересоваться. И далеко не всегда вопрос только в деньгах. Если ты хочешь — значит можешь.  Многие лучшие и теоретически самые дорогие экземпляры в моей коллекции куплены за копейки — это плата за знание предмета!

— Спасибо за уделённое время для проекта «FALERISTIKA.info»! И традиционно — новых находок!

А.Х.: Спасибо за Ваш интерес! Позвольте в Новом Году пожелать всем вашим читателям, самому порталу и Вам лично успехов, здоровья, и, конечно, прекрасных пополнений для коллекций!

___________________________________________

Прочесть начало беседы, обсудить интервью на форуме >>>

___________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ:

[9] «Орден Рабынь Добродетели» (нем. Orden der Sklavinnen der Tugend. Австро-Венгрия) —  был первым исключительно женским «рыцарским» орденом в мире, 1662—1720.

[10] Ефим Павлович Славский (1898—1991) — советский государственный и партийный деятель, специалист в области цветной металлургии, трижды Герой Социалистического Труда (1949, 1954, 1962), один из руководителей проекта по созданию советского ядерного оружия, позднее — десятки лет руководитель советской атомной промышленности.

[11] Иосиф Абрамович Рапопорт (1912—1990) — советский учёный-генетик, открывший химический мутагенез, член-корреспондент АН СССР (с 1979 года). Лауреат Ленинской премии (1984), Герой Социалистического Труда (1990). Участник Великой Отечественной войны, трижды представлялся к званию Героя Советского Союза. Звание Героя Социалистического Труда присвоено 16 октября 1990 года за особый вклад в сохранение и развитие генетики и селекции, подготовку высококвалифицированных научных кадров.

[12] Владимир Николаевич Чернавин (родился 22 апреля 1928, Николаев) — советский военачальник, Герой Советского Союза, адмирал флота, последний Главнокомандующий ВМФ СССР — заместитель Министра обороны СССР (1985—1992), первый Главком ВМФ Российской Федерации.

[13] Сэр Эдмунд Персиваль Хиллари (англ. Sir Edmund Percival Hillary, 1919—2008) — новозеландский исследователь и альпинист, Один из двоих людей-первовосходителей на Эверест (29 мая 1953) вместе с шерпом Тенцингом. Почётный гражданин Непала.

___________________________________________

Предлагаем также ознакомиться с видеосюжетом телеканала «Россия» о передаче Королевской Викторианской цепи из коллекции Андрея Хазина музеям Московского Кремля — «Реликвия Николая II вернулась в Россию»
Эфир программы «Вести» 25.02.2016 (20:00)

Be the first to comment

Leave a Reply